.

Аудиторская тайна потеряла лицо

Совсем скоро у аудиторов не останется тайн от сотрудников ФНС России. Государственная Дума приняла закон, снимающий гриф аудиторской тайны для налоговой службы. Аудиторы громко заявляют о нарушении прав своих клиентов. Что касается экспертов, то одни разделяют их опасения, а другие особых причин для паники не наблюдают. Давайте разбираться.

Итак, приняты поправки в Налоговый кодекс РФ (законопроект № 96436-7), согласно которым налоговые органы получат доступ к аудиторской тайне. Документ, разработанный правительством, был одобрен в первом чтении в июне 2017 года, однако ко второму чтению, которое состоялось спустя год, был значительно доработан.

Сейчас в законодательстве четко прописан запрет на сбор и использование налоговыми органами сведений, составляющих адвокатскую и аудиторскую тайну. Под аудиторской тайной понимаются любые сведения, полученные и составленные аудиторской организацией и ее работниками, а также индивидуальным аудитором. На информацию, разглашенную самим клиентом, аудиторская тайна не распространяется. Все документы, которые аудиторская организация получает от заказчиков, обязаны храниться в организации от трех до пяти лет (три года по всем консультационным и юридическим проектам и пять лет по аудиторским услугам).

Поправки «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации» снимают это ограничение и предоставляют право налоговым органам запросить у аудиторских организаций и индивидуальных аудиторов документы и информацию, полученные ими от компаний при проведении в них аудита и оказании сопутствующих ему услуг. Основанием для этого может стать решение руководителя Федеральной налоговой службы (ФНС) России или его заместителя. Получить документы этим путем налоговики могут в случае, если налогоплательщик не предоставил их сам в ходе выездной налоговой проверки.

О чем расскажут аудиторы

Согласно доработанной версии законопроекта, налоговые органы получат право сбора, хранения и использования информации о налогоплательщике, полученной от аудиторской организации, но, в отличие от первоначальной редакции, не смогут ее распространять. Это связано с тем, что любые данные, полученные ФНС о налогоплательщике, автоматически подпадают под налоговую тайну. А в соответствии с прямыми положениями Налогового и уголовного кодексов РФ распространение сведений о налогоплательщике, составляющих налоговую тайну, и так прямо запрещено. Поправки в законопроект также прописывают ранее отсутствовавший механизм самого процесса истребования документов у аудиторской организации.

Актуально

На как бы нарочитую «формальность», если не сказать «абсурдность» нового закона обращают внимание и некоторые коммерсанты. Дескать, первичные документы аудитор их не хранит - посмотрел на проверке, зафиксировал результаты и все. Ну еще копию налоговой декларации может забрать или отдельные копии отдельных же документов (которые не факт что вообще в охват запроса попадут). У аудиторов нет подлинников документов, хранят они только копии. Понятие же «документ» означает именно подлинник.

Итак, органы Федеральной налоговой службы всех уровней получили право истребовать у аудиторских организаций и индивидуальных аудиторов любые документы и информацию об организации или ИП, полученные о налогоплательщике в ходе осуществления аудита или другого взаимодействия с клиентами. Основанием для такого запроса инспектора ФНС будет решение руководителя (его заместителя) ФНС России, а не руководителя территориального налогового управления. В частности, аудиторы должны будут направить в налоговую все документы (информацию), которые являются основаниям для исчисления и уплаты (удержания, перечисления) налогов (сборов, страховых взносов) в бюджет РФ. Но только при условии, что налоговики уже обращались с этим вопросом к самому налогоплательщику или налоговому агенту и затребовали у него такие сведения, а он не представил их в налоговый орган при осуществлении:

  • выездной налоговой проверки плательщика;

  • проверки полноты исчисления и уплаты налогов в связи с совершением сделок между взаимозависимыми лицами.

Камеральные проверки в этот перечень не входят. Хотя сами по себе могут служить основанием для проведения вышеперечисленных надзорных мероприятий.

В обосновании такого запроса налоговиков должны быть указаны:

  • реквизиты решения о проведении выездной налоговой проверки;

  • дата направления требования о представлении документов и срок их представления;

  • сведения о факте непредставления в установленный срок документов;

  • сведения об аудиторской организации, проводившей аудит;

  • реквизиты или другие сведения, позволяющие аудиторской организации идентифицировать запрашиваемые документы.

Также инспекторы ФНС России после окончательного утверждения и вступления в силу нового закона смогут истребовать у аудиторов все вышеперечисленные документы и данные, если в отношении аудируемого лица поступил официальный запрос компетентного фискального органа иностранного государства (территории), с которым у Российской Федерации заключен об этом международный договор.

Аудитор может сообщить своему клиенту о поступившем запросе, но только в том случае, если сам запрос не будет содержать запрета на разглашение такой информации.

У аудиторской компании будет всего 10 дней с момента получения запроса для передачи необходимой информации и документов налоговым органам. За отказ предоставить информацию предусмотрено административное наказание для аудиторов. Размер штрафа в этом случае достигает 10 000 рублей. Соответствующие поправки внесут в КоАП РФ.

Ожидается, что новый закон после подписания главой государства Владимиром Путиным начнет действовать с 1 января 2019 года. Его положения будут применяться в отношении документов, полученных в ходе аудита налогоплательщиков за налоговые периоды, начинающиеся с 1 января 2019 года. То есть информацию за 2018 и предыдущие годы аудиторы смогут не представлять налоговикам на законных основаниях.

Стоит ли паниковать?

В Минэкономразвития России, изначально выступавшем против таких «изобличительных мер», опасаются, что поправки спровоцируют обвал рынка добровольного аудита и консультирования. Не в восторге и сами аудиторы – их беспокоит неминуемая утрата доверительных отношений: клиент может потерять уверенность в конфиденциальности, закрыться, что может привести к риску аудиторских ошибок, неверных выводов, а это не в интересах пользователей аудиторских услуг. «Закрепление на законодательном уровне статус аудитора как внештатного работника правоохранительных органов, налоговой службы и Центрального банка находятся в явном противоречии со сложившейся мировой практикой и самой сутью аудита, позиционируемого как независимая проверка финансовой отчетности», - считает Председатель Центрального Совета Аудиторской палаты России ( СРО АПР) Александр Турбанов.

Что касается юристов, то некоторые из них указывают на то, что при особом желании нормы можно обойти. Так, чтобы не подпадать под новые правила, налогоплательщику будет достаточно нанять для оказания сопутствующих услуг компанию, не имеющую статус аудиторской. Что касается самих аудиторов, то те, кто не захочет раскрывать сведения о клиентах, могут «откупиться» от налоговиков, добровольно заплатитив штраф. Как уже было отмечено, сейчас размер такого штрафа в соответствии со статьей 126 Налогового кодекса РФ составляет 10 000 рублей. В одобренном Госдумой законопроекте о каких-либо новых санкциях ничего не говорится.

Позиция экспертов, призывающих «не гнать волну», то есть не паниковать, зиждется на том, что приказать аудиторам раскрыть данные об их клиентах, причем по относительно четко прописанной процедуре, могут лишь руководитель службы и его замы, так что массовые злоупотребления исключены. К тому же законопроект принят в рамках рекомендаций Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в целях международного обмена информацией. А у российских налоговых органов особой необходимости в таком инструменте нет.

На как бы нарочитую «формальность», если не сказать «абсурдность» нового закона обращают внимание и некоторые коммерсанты. Дескать, первичные документы аудитор их не хранит - посмотрел на проверке, зафиксировал результаты и все. Ну еще копию налоговой декларации может забрать или отдельные копии отдельных же документов (которые не факт что вообще в охват запроса попадут). У аудиторов нет подлинников документов, хранят они только копии. Понятие же «документ» означает именно подлинник, поскольку основным квалифицирующим признаком документа является подлинная подпись. А копию с копии аудиторы снимать не могут, как не обязаны и заверять копии без подлинника. Таким образом, если аудитор ответит, что у него нет документов налогоплательщика, он будет прав. А сами рабочие документы аудитора не являются документами проверяемого лица. Хотя в принципе заинтересовать налоговиков могут и они – к примеру, при проверках «по взаимосвязанности».

Что касается опасений предпринимателей по поводу того, что сведения о них попадут в третьи руки, то в последнее время налоговое ведомство стало одним из самых «сухих» (по сравнению с другими службами и министерствами) заведений, из которого фактически «не течет».

Сергей Данилов, корреспондент «ПБ»

Вверх

 Сейчас всех бухгалтеров ждут новогодние скидки и подарки!