.

Было ваше, стало…

В своем Постановлении от 14.06.2018 № 17 Пленум Верховного Суда РФ дал ответы на многие актуальные вопросы о конфискации: какое имущество можно забирать вне зависимости от состава преступления, на чью собственность суд может наложить арест и вправе ли апелляция ухудшить положение осужденного в этом вопросе. Комментирует Андрей Гривцов из Адвокатского бюро «ЗКС».

Так, Пленум Верховного суда разъяснил, что орудия преступления, принадлежащие обвиняемому, могут быть конфискованы судом по делам о преступлениях, перечень которых законом не ограничен. Деньги можно конфисковать только по преступлениям террористической или экстремистской направленности. При этом суды при разрешении вопроса о конфискации имущества обязательно должны установить его собственника. Имущество, находящееся на территории иностранного государства, может быть конфисковано судом при рассмотрении уголовного дела на основании международного договора.

При этом такое имущество подлежит конфискации и не может быть возвращено владельцу, если он участвовал в совершении преступления. Например, его нельзя вернуть владельцу предметов контрабанды, который участвовал в их незаконном перемещении.

Актуально

А если речь идет о взятке, то она не может быть возвращена взяткодателю или лицу, совершившему коммерческий подкуп, даже если он способствовал раскрытию преступления и был освобожден от уголовной ответственности. Вместе с тем, если передача взятки происходила с ведома и под контролем правоохранительных органов, имущество «взяткодателя» должно быть возвращено ему.

Это указание, на мой взгляд, является наиболее значимым из всех данных Пленумом разъяснений, поскольку периодически у судов возникали вопросы, связанные с попыткой обратить данные деньги в доход государства.

Отнять у неопределенного круга лиц

В целях обеспечения возможной конфискации суд может наложить арест на имущество, находящееся не только у подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия, но и у неопределенного круга лиц, если есть достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий либо предназначалось для экстремистской или террористической деятельности.

На мой взгляд, это положение является достаточно спорным. Конституционный суд РФ в двух своих постановлениях особо отмечал, что наложение ареста на имущество не может быть произвольным и должно быть обусловлено предполагаемой причастностью конкретного лица к преступной деятельности. С моей точки зрения, такую причастность владельца арестованного имущества установить достаточно сложно, если личность подозреваемого или обвиняемого не установлена, за исключением, конечно, случаев, когда по передвижению похищенных безналичных денежных средств можно обнаружить их получателя – например, какую-нибудь техническую организацию. Подобное предложение Пленума создает определенную почву для злоупотреблений стороны обвинения, учитывая как формально она чаще всего подходит к мотивировке необходимости наложения ареста на имущество третьих лиц, не обладающих статусом подозреваемого или обвиняемого.

Арест на имущество неопределенного круга лиц может быть наложен и в тех случаях, когда по возбужденному уголовному делу личность подозреваемого или обвиняемого не установлена. Арест может быть наложен также на имущество, находящееся на территории иностранного государства.

Кроме того, при производстве в суде апелляционной инстанции обвинительный приговор, определение или постановление суда первой инстанции в части конфискации имущества могут быть отменены или изменены в сторону ухудшения положения осужденного, говорится в разъяснениях.

Пленум подчеркивает, что основной задачей конфискации имущества является возмещение вреда потерпевшему от преступления. В связи с этим, если конфисковать определенный предмет не представляется возможным в связи с его использованием, продажей или по каким-либо иным причинам, то в целях выполнения требований статьей 104.2 Уголовного кодекса РФ может быть назначена судебная экспертиза для определения стоимости такого предмета.

К сожалению, не нашел я в постановлении разъяснений по вопросам непосредственного доказывания принадлежности имущества, подлежащего конфискации, осужденному или иным лицам, у которых оно может быть конфисковано в силу закона. А ведь именно объем доказательств, базовые принципы их оценки по моим наблюдениям у судей-правоприменителей вызывает наибольшие затруднения, влекущие за собой судебные ошибки. Полагаю, Верховному Суду давно пора обратить внимание на этот вопрос не только применительно к проблеме конфискации, но и при рассмотрении уголовных дел в целом. В остальном же постановление Пленума не вызывает у меня серьезных нареканий. Как правило, ВС РФ вообще в своих разъяснительных документах использует взвешенную и разумную риторику.

Вверх

Простой юридический
вопрос ставит в тупик?
Найти ответ в бераторе!