.

«Чертова дюжина» от ФНС

ФНС России довела до своих территориальных подразделений обзор правовых позиций Конституционного Суда и Верховного Суда по вопросам налогообложения за третий квартал 2017 года. Узнать, на что будут ориентироваться налоговики, карая и милуя предпринимателей, весьма полезно и бухгалтерам.

В письме ФНС России от 11.10.2017 № СА-4-7/20486@ проанализированы 13 судебных решений. Причем на долю «конституционщиков» приходится всего два вердикта. Приведем наиболее актуальные.

Позиция Конституционного суда РФ

Часть меньше целого 

Правоприменительная практика ориентируется на признание налоговой выгоды необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом. Сами по себе оспариваемые законоположения не допускают доначисления налогоплательщику налогов в размере большем, чем это установлено законом.

Первым номером в списке идет излюбленная тема проверяющих – «разукрупнение» бизнеса с целью извлечения необоснованной налоговой выгоды. В этой связи ФНС России напомнила об июльском решении Конституционного суда 04.07.2017 № 1440-О. В ней заявитель, осужденный за налоговые преступления, оспаривал положения Налогового кодекса, которые, по его мнению, позволяют вменять налогоплательщикам в вину «дробление бизнеса», то есть позволяют включать в налоговую базу средства, полученные не организацией-налогоплательщиком, а ее контрагентами.

Актуально

Конституционный суд РФ отметил, что оспариваемые законоположения не допускают возможности доначисления налогоплательщику сумм в размере большем, чем установлено. Кроме того, в своем отказном определении судьи напомнили, что властными полномочиями в сфере налогообложения наделена ФНС России, а значит, следить за соблюдением соответствующего законодательства должна именно она.

Впрочем, один из судей высказал по этому вопросу особое мнение, обратив внимание, что налогоплательщику вменяют намеренное «дробление бизнеса» при формальном соблюдении законодательства, но ни то, ни другое не является правонарушением. «В судебной практике взаимозависимость участников сделки также сама по себе не дает оснований к признанию налоговой выгоды необоснованной», – написал тогда он. Формальное дробление бизнеса не опровергает добросовестность налогоплательщика, ведение бизнеса несколькими юрлицами нигде не описано как правонарушение, а семейное предпринимательство нередко ведут в нескольких организационных формах, подчеркнул судья.

Устранение «неустранимых сомнений»

При установлении размера ставки налога на добавленную стоимость в отношении комплектов детских товаров необходимо исходить из того, что действующее правовое регулирование не исключает возможность применения ставки НДС 10 % на основе исследования и оценки фактических обстоятельств. Иными словами, Конституционный суд РФ обязал чиновников назначать справедливую ставку налога.

Еще одно решение было вынесено по жалобе компании, которая просила признать несоответствующим Конституции правительственное постановление «Об утверждении перечней кодов видов продовольственных товаров и товаров для детей, облагаемых НДС по ставке 10%». Компания в октябре 2015 года ввозила в Россию партию детских колясок из Польши. Ростовская таможня отказала в выпуске товара и потребовала уплатить НДС не по ставке 10%, как за товар для детей, а по полной ставке – 18%.

Спорные нормы признали конституционными (постановление КС РФ от 10.07.2017 № 19-П/2017), однако судьи отметили, что неопределенность действительно существует. Устраняться она должна непосредственно правоприменителями, в том числе судами общей юрисдикции путем выявления взаимосвязи правовых предписаний. Суд указал, что оспоренные нормы не предполагают отказ от применения ставки 10% в случаях поставки колясок в комплектации, согласующейся с их обычным использованием, а буквальное прочтение этих норм привело к переходу налога на полную ставку и неправомерному ограничению имущественных прав налогоплательщика.

Таким образом, Конституционный суд РФ напомнил, что все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах следует толковать в пользу налогоплательщика.

Позиция Верховного суда РФ

Продажа имущественного права 

Реализация имущественного права является объектом обложения налогом на добавленную стоимость, а полученный доход - объектом обложения налогом на доходы физических лиц независимо от формы расчетов по договору.

В июле экономколлегия ВС пресекла налоговую схему, которую не увидели суды нижестоящих инстанций. Они признали доначисление налогов неправомерным. Как сочли налоговики, ИП  должен был доплатить 14,9 млн рублей НДС, НДФЛ, пеней и штрафов за реализацию права аренды земельного участка в 2011 году. Эта сумма была доначислена буквально, исходя из содержания и цены договора. Три инстанции сочли такой подход неверным, поскольку налоговики не учли способа расчетов – это была цепочка зачетов встречных требований с участием физлиц, через займы и куплю-продажу нежилых помещений. Суды решили, что чиновники должны были исследовать «истинную природу средств, вовлеченных в сделку купли-продажи прав», изучить договоры-«посредники». Чтобы подтвердить выгоду ИП от сделки, одних писем о зачете недостаточно, пришли к выводу арбитражи. Впрочем, Верховный суд РФ согласился с доводами налоговиков о том, что способы расчетов по договору купли-продажи имущественных прав не имеют правового значения для исчисления указанных налогов (определение ВС РФ от 11.07.2017 № 302-КГ17-785).

Дробление вычета

Право на применение имущественного налогового вычета в равной мере признается за каждым из супругов, за счет общего имущества которых были понесены расходы на приобретение жилья при условии, что общая сумма предоставленного каждому из супругов вычета остается в пределах единого максимального размера, а сам вычет заявляется в отношении одного и того же объекта недвижимости.

Коллегия по административным делам в июне рассмотрела спор столичной ИФНС и гражданки, которая на основании договора купли-продажи с использованием кредитных средств приобрела со своим теперь уже бывшим мужем в общую совместную собственность квартиру. Супруги воспользовались правом на получение имущественного вычета, связанного с приобретением квартиры, распределив эту сумму между собой в равных долях. Затем они заключили брачный договор, согласно которому квартира перешла в собственность жены, а через некоторое время развелись. Женщина подала декларацию с заявлением налогового вычета в сумме средств, направленных на уплату процентов по кредиту в размере 100% от заявленного имущественного налогового вычета. Налоговая признала за ней право на вычет только на 50% от суммы. Однако Верховный суд РФ пришел к выводу о том, что право на применение имущественного налогового вычета в равной мере признается за каждым из супругов, за счет общего имущества которых были понесены расходы на приобретение жилья, но только при условии, что общая сумма предоставленного каждому из них вычета остается в пределах единого максимального размера, а сам вычет заявлен в отношении одного и того же объекта недвижимости (определение от 06.06.2017 № 5-КГ17-53.

Сделка «по-родственному» лишает вычета 

Налоговый вычет – это сумма, уменьшающая размер дохода, с которого уплачивается НФДЛ. В некоторых случаях под налоговым вычетом понимается возврат части ранее уплаченного налога на доходы физического лица, например, в связи с покупкой квартиры или земельного участка. Претендовать на него могут граждане России, которые получают доходы, облагаемые по ставке 13%. А как быть, если сделка совершена между братом и сестрой? Может ли в этом случае покупатель претендовать на вычет? В определении от 25.07.2017 № 18-КГ17-92 Верховный суд РФ ответил на вопрос отрицательно.

Итак, женщина купила у брата1/2 долю жилого дома и 1/2 долю земельного участка. Затем она обратилась в ФНС за имущественным налоговым вычетом, но получила отказ. Налоговая посчитала, что она не имеет права на выплаты, поскольку сделка купли-продажи совершена между братом и сестрой, которые являются взаимозависимыми лицами.

Не согласившись с таким решением, женщина обратилась в суд с административным иском. Курганинский районный суд Краснодарского края встал на ее сторону. Он исходил из того, что цена сделки не отклонилась от среднерыночной, продавец не сохранил право пользования жильем, покупатель располагал деньгами для покупки недвижимости. По мнению суда первой инстанции, родственные отношения не оказали влияния на экономический результат сделки. Как утверждал суд, отказать покупателю в налоговом вычете можно, только если стороны злоупотребили правом при совершении сделки и использовали родственные отношения для наступления выгодного экономического результата. В указанном случае, по мнению суда, ничего такого не было.

Однако Краснодарский краевой суд пришел к выводу, что по действующему законодательству не нужно устанавливать экономическую обоснованность при совершении сделки между сестрой и братом, поскольку они взаимозависимы в силу закона. Поэтому апелляция отменила решение нижестоящего суда и вынесла новое – об отказе в удовлетворении административного иска.

Женщина подала кассационную жалобу, в которой просила отменить апелляционное определение и оставить в силе решение суда первой инстанции. Верховный суд рассмотрел ее и напомнил: согласно статье 105.1  и пункту 5 статьи 220 Налогового кодекса РФ, право на имущественный налоговый вычет не применяется, когда сделка купли-продажи квартиры совершается между взаимозависимыми лицами. Взаимозависимыми лицами признаются супруги, родители (в том числе усыновители), дети (в том числе усыновленные), полнородные и неполнородные братья и сестры, опекун (попечитель) и подопечный (подп. 11 п. 2 ст. 105.1 НК). При этом Верховный суд РФ пришел к выводу, что наличие родства между сторонами сделки уже является основанием для того, чтобы признать таких лиц взаимозависимыми, – факт оказания этими лицами влияния на условия или результаты совершаемых ими сделок правового значения не имеет.

Встречный иск 

Инициировать судебное разбирательство по вопросу утраты налоговым органом возможности взыскания налогов, пеней, штрафов в связи с истечением установленного срока их взыскания вправе не только налоговый орган, но и налогоплательщик.

В том числе это делается путем подачи в суд заявления о признании сумм, возможность принудительного взыскания которых утрачена, безнадежными к взысканию. Соответствующая правовая позиция обозначена в Определении  Верховного суда РФ от 01.06.2017  № 5-КГ17-50. При этом по рассматриваемой категории дел налоговый орган не лишен права на предъявление встречного иска о взыскании спорной задолженности вместе с ходатайством о восстановлении срока.

Виновата ли ИФНС в незаконной ликвидации 

Если суд не установит факты нарушения ответчиком прав истца, за защитой которых он обратился, либо оспаривания ответчиком защищаемых истцом прав, то в таких случаях понесенные истцом судебные издержки не подлежат возмещению за счет ответчика.

Такая позиция выражена в споре налоговой и компании, в отношении которой в ЕГРЮЛ были внесены сведения о ликвидации юрлица. В рамках данного дела общество обратилось с заявлением о распределении расходов на оплату услуг представителя.

Ликвидироваться с долгами – известный способ оставить кредиторов ни с чем. Для этого ликвидаторы могут подать в налоговую неверный баланс, в котором умалчивают о задолженности. Должны ли налоговики проверять эти сведения, если кредиторы заранее предупреждают об их недостоверности? Такой вопрос решала экономколлегия в споре, где заявитель отменил незаконную ликвидацию, а затем на этом основании потребовал с налоговиков более полумиллиона судебных расходов. Представитель ФНС настаивал, что ведомство не виновато, ведь формально все документы были в порядке, а убеждаться в их достоверности чиновники не обязаны. «Если вы ни за что не отвечаете, зачем вы тогда вообще нужны», – поинтересовалась судья.

Получить компенсацию расходов на юриста в деле об оспаривании действий регистратора хотела компания, которая отменила ликвидацию своей бывшей «дочки» . Причем «дочка» возжелала прекратить работу в конце 2013 года, в разгар судебных процессов с бывшим учредителем о взыскании стоимости его доли  и оспаривании купли-продажи активов – шести объектов недвижимости. В середине февраля 2014 года головная компания попросила МИФНС № 5 по Московской области приостановить регистрацию ликвидации, пока суд не разрешит спор о продаже активов. Экс-участник предупредил регистраторов о том, что за фирмой числится долг по оплате доли, и она может умолчать о нем, чтобы без проблем ликвидироваться (то есть представить недостоверный ликвидационный баланс).

Несмотря на это, 31 марта 2014 года чиновники внесли в ЕРГЮЛ сведения о прекращении работы компании. Но эта запись недолго пробыла в реестре: головная компания успешно ее оспорила. Суды согласились с заявителем, что компания не могла прекратить свою деятельность, пока не решен вопрос о выплате бывшему учредителю стоимости доли. Действия чиновников, которые все же зарегистрировали ликвидацию, были признаны незаконными, и апелляционная жалоба не помогла им отстоять свою правоту.

В то же время три инстанции отказались взыскать с ФНС 540 000 рублей судебных расходов. Заявитель настаивал, что судебные акты были приняты в его пользу, но суды не смогли назвать ФНС проигравшей стороной. Они согласились с аргументами чиновников, что у ведомства не было интереса в исходе спора, поэтому и требовать с него нечего. Более того, с формальной точки зрения ликвидатор подал все необходимые по закону документы, и ФНС не было возможности отказать в регистрации – чиновники не проверяют достоверность заявленных сведений.

К этим же доводам свелась апелляционная жалоба, поэтому она не показывает заинтересованность ведомства, рассудили три инстанции. Свое решение они обосновали ссылкой на пункт 19 постановления Пленума ВС от 21.01.2016 № 1, согласно которому издержки не распределяются между сторонами, если в деле не устанавливаются факты того, как ответчик нарушал или оспаривал права истца. ФНС «не совершала действий, направленных на нарушение прав истца», объяснили суды.

Тогда компания пожаловалась в Верховный суд РФ на «неправильную трактовку» вышеназванного пункта. Он не запрещает взыскивать судебные расходы в деле об оспаривании ненормативного правового акта, решения, действия или бездействий госоргана, указал заявитель. По его мнению, издержки должны распределяться в общем порядке. К тому же в вопросе расходов суды не могли учитывать специальные нормы закона о регистрации, изложил истец в своей жалобе.

Суд оправдал досрочную уплату налога через проблемный банк 

Такие обстоятельства, как досрочное перечисление налога через банк, у которого впоследствии отозвали лицензию, в результате чего деньги до бюджета так и не дошли, еще не свидетельствуют об умысле налогоплательщика и его недобросовестности. Озвучив этот тезис, Верховный суд РФ признал обязанность предпринимателя по уплате налогов исполненной (определение от 26.09.2017 № 305-КГ17-6981).

Индивидуальный предприниматель направил в банк платежные поручения от 22 октября и от 28 октября на уплату единого «упрощенного» налога за 9 месяцев и за год (38 594,95 рублей и 219 860 рублей соответственно), то есть когда срок уплаты еще не наступил. Суммы были списаны со счета, но до бюджета не дошли – 16 ноября у банка отозвали лицензию.

Сотрудники МИФНС № 17 по Московской области отказались признать обязанность по уплате налогов исполненной. Их, как и судей апелляционной и кассационной инстанций, смутило, разумеется, прежде всего «опережение графика».

Актуально

Однако представители экономколлегии Верховного суда РФ указали: факт досрочной уплаты не является безусловным свидетельством того, что предприниматель был осведомлен о проблемах в банке. Согласно пункту 1 статьи 45 Налогового кодекса РФ обязанность по уплате налога может быть исполнена досрочно. Информация же о том, что банк испытывает трудности, была опубликована в узкоспециализированном СМИ, не направленном на массового потребителя. Причем на тот момент лицензия у кредитной организации еще не была отозвана.

Главным же аргументом в защиту ИП стало то, что у него имелся только один расчетный счет в банке, по которому им совершались платежи, связанные как с хозяйственной деятельностью, так и по перечислению налогов в бюджет. При этом оставшиеся на счете деньги были размещены на депозите в том же банке.

Судьи также указали на то, что совершая спорные платежи за 9 месяцев 2015 года и за весь 2015 год, предприниматель точно знал объем налоговой базы, определяемой по фактическому поступлению выручки на его счет. Таким образом, ИП исполнил свою налоговую обязанность не излишне, а досрочно — в пределах размера налоговой обязанности, сформированного по итогам налогового периода. С учетом изложенного суд обязал инспекцию зачесть уплаченные предпринимателем суммы налогов.

Спрятать активы становится все труднее

Налогоплательщик с целью уклонения от исполнения обязанности по уплате налогов, начисленных ему в ходе выездной налоговой проверки, фактически перевел свою финансово-хозяйственную деятельность на вновь созданную компанию, которая была зарегистрирована в период проведения выездной налоговой проверки.

Верховный суд РФ пришел к выводу, что общество и его правопреемник находятся в состоянии зависимости друг от друга, а это является основанием для взыскания с ответчика задолженности по налогам, числящейся за налогоплательщиком (определение от 25.08.2017 310-КГ17-11020) .

Вверх