.

Экспертное заключение: тест на предвзятость

Результаты экспертизы подписи на документах не могут сами по себе быть основанием для доначислений. Главное - реальность операции. На это ФНС России указывает в письме, направленном во все региональные инспекции в качестве руководства к действию. Качество экспертных заключений и того, что за них выдается, по просьбе «ПБ» оценил известный налоговый адвокат, кандидат юридических наук Сергей Пепеляев.

Начну с того, что назначение экспертизы в ходе налоговой проверки – полная дискреция налогового органа. Налогоплательщик не влияет ни на выбор эксперта, ни на поставленные ему вопросы. Эксперт не предупреждается о риске уголовной ответственности. Его максимальная ответственность – 5000 рублей штрафа за выдачу заведомо ложного заключения (ст. 129 НК РФ). При таких условиях все доказательственные риски некачественной экспертизы лежат на ее инициаторе – налоговом органе. Но у налогоплательщика должна быть возможность доказывать несостоятельность выводов эксперта, который к тому же может быть «домашним» или «карманным».

Подмена понятий

Я уже не говорю про подмену заключений эксперта «заключением специалиста». Это, к сожалению, не теория, а довольно распространенная практика.

Порядок проведения экспертизы в ходе налоговой проверки (дополнительных мероприятий налогового контроля) регламентируется положениями статьи 95 Налогового кодекса РФ. Из ее положений прямо следует, что письменное заключение предоставляется именно экспертом. В частности, в постановлении о назначении экспертизы указываются основания для назначения экспертизы, фамилия эксперта и наименование организации, в которой должна быть произведена экспертиза, вопросы, поставленные перед экспертом, и материалы, предоставляемые в распоряжение эксперта (п. 3 ст. 95 НК РФ). Кроме того, в пункте 8 этой же статьи указано, что эксперт дает заключение в письменной форме от своего имени. В заключении эксперта излагаются проведенные им исследования, сделанные в результате их выводы и обоснованные ответы на поставленные вопросы. Если эксперт при производстве экспертизы установит имеющие значение для дела обстоятельства, по поводу которых ему не были поставлены вопросы, он вправе включить выводы об этих обстоятельствах в свое заключение.

Таким образом, в соответствии с Налоговым кодексом РФ для дачи письменного заключения должен привлекаться исключительно эксперт. Использование доказательств, полученных с нарушением норм Налогового кодекса РФ не допускается (п. 4 ст. 101 НК РФ , п. 27 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07. 2013  № 57).

Полномочия же специалиста закреплены в статье 96 Налогового кодекса РФ. В ней указано, в частности, что «специалист, обладающий специальными знаниями и навыками, не заинтересованный в исходе дела», может быть привлечен «в необходимых случаях для участия в проведении конкретных действий по осуществлению налогового контроля, в том числе при проведении выездных налоговых проверок, на договорной основе». По сути,  в этом и состоит одно из ключевых отличий в правовом статусе рассматриваемых лиц: эксперт проводит исследования и имеет право давать официальное заключение по поставленным вопросам, а у специалиста такого права нет, он только «содействует проведению налогового контроля».

Проблема

Несмотря на предельно ясные формулировки Налогового кодекса РФ, дел, в которых «заключения специалистов» фигурируют вместо «экспертных заключений», становится все больше и больше. Причина подмены зиждется на непонимании предназначении специалиста и на неразграничении компетенций, либо на осознанном «обходе закона» с целью не установления фактов, а лишь получения заключений «нужного» содержания.

Забудьте о правах

Должностное лицо налогового органа обязано  ознакомить проверяемого с постановлением о назначении экспертизы (п. 6 ст. 95 НК РФ). Проверяемое лицо имеет право: заявить отвод эксперту; просить о назначении эксперта из числа указанных им лиц; представить дополнительные вопросы для получения по ним заключения эксперта; присутствовать с разрешения должностного лица при производстве экспертизы и давать объяснения эксперту; знакомиться с заключением (п. 7 ст. 95 НК РФ). Таким образом, у налогоплательщика имеется целый спектр процессуальных прав в случае, если налоговым органом назначается экспертиза. Обращение же к специалисту за подготовкой заключения, а не к эксперту — попытка все эти права обойти.

Кроме того, эксперт, давая заключение в результате проведения самостоятельного исследования, сообщает суду факты и несет ответственность за предоставление ложного заключения. Специалист же не предупреждается об ответственности, поскольку он лишь оказывает содействие в осуществлении мероприятий налогового контроля. Специалист не осуществляет самостоятельной деятельности по сбору доказательств и установления фактов. Его помощь фиксируется в протоколах оформляемых налоговым органом, а не в письменных заключениях. Специалист может быть привлечен лишь за отказ от участия в проведении налоговой проверки (ч. 1 ст. 129 НК РФ).

Надо отметить, что в статье 96 ( в отличие от ст. 95) Налогового кодекса РФ не предусмотрено каких-либо прав налогоплательщика в случае, если налоговый орган обращается к специалисту (применительно к получению заключения от специалиста их и не может быть предусмотрено, поскольку получение заключения от специалиста противоречит нормам налогового законодательства).

Таким образом, обращаясь за получением заключения к специалисту, а не к эксперту, налоговые органы грубо нарушают процессуальные права налогоплательщиков, предпочитая назначать проведение экспертных исследований кулуарно без соблюдения процессуальных прав налогоплательщика. А суды, принимая такие заключения в качестве допустимых доказательств, ьна деле опираются лишь на мнение частного лица.

Вверх