.

«Налог на Google» - 2019: быть ли вычету?

С 2019 года платить НДС при покупке российской компанией электронных услуг у инофирмы (в простонародье – «налог на Google») предписано последней. Удастся ли теперь нашим организациям вычесть этот налог? И не поставит ли недобросовестный зарубежный партнер отечественную компанию под удар?

Итак, иностранная компания оказывает российской организации услуги через Интернет. Например, услуги хостинга либо рекламные услуги, предоставляет доменные имена, права на использование программ или баз данных и т. д. Полный перечень таких услуг можно найти в пункте 1 статьи 174.2 Налогового кодекса РФ, причем местом их реализации должна быть территория нашей страны. В подобной ситуации у российских фирм проблем обычно не возникало. Они как налоговые агенты удерживали НДС у зарубежного партнера, а после уплаты этой суммы в бюджет сразу могли ее вычесть (ст. 171 и 172 НК РФ, письма Минфина России от 26.01.2015 № 03-07-11/2136 и от 13.01.2011 № 03-07-08/06). Правда, не ранее принятия электронных услуг к учету – это финансовое ведомство подчеркнуло в письме от 15.08.2017 № 03-07-08/52318.

Для иностранной же компании вообще все было проще простого. Она оказывала услуги и получала от российского партнера очищенную от НДС сумму. И все. Ни вставать на учет в России, ни чего-либо другого от нее не требовалось.

Налоговые агенты: было, но прошло

С 2019 же года все становится иначе. Причина в Федеральном законе от 27.11.2017 № 335-ФЗ, внесшем поправки в НК РФ, в том числе в статью 174.2. Теперь в описанной ситуации «банковать» доверено инофирме. То есть сперва ей нужно встать на налоговый учет в нашей стране, затем исчислить и уплатить в российский бюджет «налог на Google», а также подать НДС-декларацию по спецформе (утв. приказом ФНС России от 30.11.2016 № ММВ-7-3/646@). Правда, откровением для инофирм этот механизм не является – придерживаться его до 2019 года требовалось тем из них, кто оказывал в России электронные услуги напрямую физлицам (не ИП).

Что же касается российской компании – покупателя, то перед ней теперь встает ряд вопросов. Один из главных – как в такой ситуации получить НДС-вычет? Для этого потребуются бумаги, оговоренные в новом пункте 2.1 статьи 171 НК РФ:

  • договор и (или) расчетный документ с выделенным налогом, указанием ИНН и КПП инофирмы (эти данные должны быть на сайте ФНС России: www.nalog.ru);

  • документы на перечисление оплаты контрагенту, в которых значится НДС.

Счет-фактура в такой ситуации для вычета не нужен. Сами инофирмы права на вычет НДС не имеют и составлять этот документ на свои услуги не должны. Как и вести книги покупок, продаж, а также журналы учета счетов-фактур (п. 3.2 ст. 169 НК РФ).

Важно, что исчислять налог зарубежному продавцу придется по возросшей ставке – 16,67 процента (п. 5 ст. 1 Федерального закона от 03.08.2018 № 303-ФЗ).

Разберем порядок действий сторон до 1 января 2019 года и после этой даты.

Пример 1. Покупка электронных услуг в 2018 и 2019 гг.

ООО «Покупатель» приобретает у иностранной фирмы «Seller» услуги по размещению рекламы в Интернете, место реализации которых – территория РФ. Их конечная стоимость – 944 евро.

Услуги оказаны и приняты к учету 20 ноября 2018 года. А оплачены 27 ноября. Одновременно налоговый агент исчисляет (по курсу ЦБ РФ на 27.11.2018), удерживает и уплачивает в бюджет НДС (письма Минфина России от 03.05.2018 № 03-07-08/29875, ФНС России от 23.01.2017 № СД-4-3/950@).

Предположим, что курс евро на 27 ноября равен 75 руб. Значит, стоимость услуг (и налоговая база по сделке) составила 70 800 руб. (944 евро × 75 руб.). «Покупатель» исчислил с нее НДС по расчетной ставке 18/118, получилось 10 800 руб. Эту сумму наша компания удержала из выручки зарубежного партнера и перечислила в бюджет, после чего поставила к вычету.

Таким образом, 27 ноября российская организация представила в банк две платежки: одну – на перечисление денег партнеру, другую – на уплату в бюджет удержанного НДС.

И еще – при исчислении налога «Покупатель» составил счет-фактуру в одном экземпляре (см. абз. 2 п. 3 ст. 168 НК РФ, письмо ФНС России от 23.01.2017 № СД-4-3/950@). По мнению инспекторов, налоговый агент должен сделать это не позднее пяти календарных дней с момента оплаты услуг (письмо ФНС России от 12.08.2009 № ШС-22-3/634@). Счет-фактуру «Покупатель» согласно предписаниям Постановления Правительства от 26.12.2011 № 1137 зарегистрировал сначала в книге продаж, а затем в книге покупок.

В НДС-декларации за IV квартал 2018 года (утв. приказом ФНС России от 29.10.2014 № ММВ-7-3/558@) российская компания показала:

- уплаченный ею как налоговым агентом НДС – по строке 060 раздела 2;

- эту же сумму, подлежащую вычету (10 800 руб.), – по строке 180 раздела 3.

Никаких действий в части «налога на Google» от инофирмы не потребовалось.

Теперь предположим, что эти же услуги фирма «Seller» оказывает «Покупателю» в I квартале 2019 года. Стоимость услуг – те же 944 евро.

В такой ситуации российская компания налоговым агентом больше не признается. В этой связи инофирме пришлось встать на учет в нашей стране в соответствии с п. 4.6 ст. 83 НК РФ.

Услуги оказаны, приняты к учету и оплачены 13 марта 2019 года. Однако момент определения НДС-базы в данном случае – последний день I квартала (31 марта). То есть налогового периода, когда поступила оплата. Курс Центробанка для пересчета евро в рубли берется на ту же дату (п. 4 ст. 174.2 НК РФ).

С 2019 года инофирмы применяют возросшую расчетную ставку налога – 16,67% (а не 15,25%, как в 2018-м).

Допустим, что курс евро на 31 марта 2019 года равен тем же 75 руб. Стоимость услуг на эту дату составила 70 800 руб. (944 евро × 75 руб.). Фирма «Seller» исчислила с нее НДС, получилось 11 802,36 руб. (70 800 руб. × 16,67%).

Все документы, предусмотренные п. 2.1 ст. 171 Кодекса, у «Покупателя» есть. Он поставил НДС к вычету.

Перечислить «налог на Google» инофирме нужно до 25-го числа месяца, следующего за истекшим кварталом. Кроме того, в этот же срок ей предписано подать в электронной форме спецдекларацию по НДС (п. 7, 8 ст. 174.2 НК РФ).

Фирма «Seller» уплатила налог в российский бюджет и сдала декларацию 17 апреля 2019 года.

ООО «Покупатель» в 2019 году по сравнению с 2018-м не только ни в чем не проиграло, но даже и слегка выиграло. Ведь стоимость услуг инофирмы осталась прежней. НДС же, как и раньше, удалось поставить к вычету, причем в большей сумме (11 802,36 руб. – 10 800 руб. = 1002,36 руб.).

Но это идеальный сюжет. Если же зарубежный партнер не захочет взваливать на себя новые обязанности, сценарий 2019 года будет иным. Причем для российского покупателя - однозначно негативным. Масштаб бедствия мы оценим чуть позже.

От инофирм хотят не так уж и мало

Из-за повышения ставки НДС выручка инофирм уменьшится. И очевидно, что многие из них захотят компенсировать это повышением стоимости своих услуг. Кто-то заложит в цену и издержки на выполнение новых законодательных требований. Ведь определенные усилия зарубежным компаниям, безусловно, приложить придется.

Во-первых, потребуется встать на учет в РФ. Для этого инофирме надо подать заявление не позднее 15 февраля 2019 года (п. 3 ст. 8 Федерального закона от 27.11.2017 № 335-ФЗ). Действовать следует через сервис «НДС - офис интернет-компаний» на сайте ФНС России, который доступен в том числе на английском языке. Нужно иметь в виду, что постановка на учет производится по правилам п. 4.6 ст. 83 Кодекса независимо от вида оказываемых электронных услуг (письмо Минфина России от 13.09.2018 № 03-07-05/65680).

Кстати, за нарушение срока подачи упомянутого заявления инофирму оштрафуют на 10 000 рублей (п. 1 ст. 116 НК РФ, письмо ФНС России от 22.09.2017 № ЕД-4-15/19095).

После постановки на учет инофирме будет доступен личный кабинет, с помощью которого она сможет представлять НДС-декларации, обмениваться документами и письмами с фискалами. А если в какой-то период использовать личный кабинет не получится? Тогда придется вести отправку по ТКС через оператора ЭДО (п. 8 ст. 174.2 НК РФ) – не самая радужная перспектива для многих зарубежных юрлиц.

Во-вторых, потребуется вовремя (поквартально) сдавать декларацию, о которой мы уже говорили. Для некоторых эта задача будет не так уж проста. Хотя бы потому, что форма данного отчета и порядок его заполнения – только на русском. Да и не столь он легок. На скорую руку вряд ли подготовишь. Как результат – вероятные финансовые и временны́е затраты на «возню» с этой отчетностью.

Кстати, налоговая служба не против направления такой декларации российским представительством зарубежной компании (письмо от 13.06.2017 № СД-4-3/11084@).

Отметим, что на «камералку» этого отчета контролерам отведено аж шесть месяцев со дня его представления. В период такой ревизии у инофирмы могут затребовать ряд документов (сведений). Например, об оказываемых услугах (письмо Минфина России от 02.07.2018 № 03-07-08/45522). И еще – если зарубежная компания просрочит сдачу декларации больше чем на шесть месяцев, налоговики вправе снять ее с учета (подп. 4 п. 5.5 ст. 84 НК РФ).

В-третьих, надо будет перечислять «налог на Google» в российский бюджет. Тут важно не ошибиться с реквизитами для уплаты НДС и верно заполнить платежку. В помощь инофирме – письма ФНС от 17.04.2018 № СД-4-3/7280@ и от 13.06.2017 № СД-4-3/11084@. Причем ей, возможно, придется открыть расчетный счет в российском банке. Конечно, со слов некоторых высокопоставленных фискалов, так можно не поступать, а уплачивать НДС (в рублях!) со своего счета в банке за рубежом. Но насколько это удобно и всегда ли выполнимо на практике – большой вопрос.

Всем ли допнагрузка придется по душе?

Наверняка какие-то зарубежные компании не захотят всего этого «счастья» и проигнорируют данные требования. Что не позволит их российским клиентам принять к вычету НДС по причине отсутствия документов из пункта 2.1 статьи 171 Налогового кодекса РФ. Ведь в них кроме выделенного налога должны также значиться ИНН и КПП инофирмы, которые появятся лишь после ее постановки на учет.

Конечно, с солидными компаниями (радеющими за имя и репутацию) подобные проблемы вряд ли возникнут. Как и с любыми зарубежными организациями, дорожащими российским сегментом рынка. Ведь понятно, что повышение цены на услуги, да еще и вкупе с невозможностью вычесть НДС, отпугнет не только многих имеющихся, но и потенциальных клиентов. Поэтому такие инофирмы будут максимально лояльны к нашим компаниям.

Не должно возникнуть сложностей и с зарубежными партнерами, уже вставшими на учет в РФ в связи с оказанием электронных услуг физлицам.

А если российской организации важно сотрудничать именно с конкретной инофирмой, например, если та оказывает уникальные (трудно заменимые) услуги? При этом зарубежный партнер за клиента особо не держится, совершенно не желая выполнять свалившиеся на него новые обязанности – вставать на учет в РФ и т. д.

Попробуем понять, реально ли сподвигнуть такого проблемного контрагента на добросовестность. И грозит ли нашей организации что-то, кроме потери НДС-вычета, если достучаться до партнера все же не удастся.

В борьбе за вычет: воздействуем на инофирму 

Каких-либо действенных рычагов влияния на такие организации у отечественных налоговиков, увы, практически нет. А раз так, то и «припугнуть» зарубежного контрагента особо нечем.

Предположим, что инофирма никоим образом с нашей страной не связана. У нее здесь нет ни имущества, ни счета в банке. Ничего. Значит, взыскать налог (штраф, пени) инспекторам будет просто не с чего. «Дотянуться» же до фирмы, находящейся под юрисдикцией суверенного государства, весьма проблематично. Конечно, есть Конвенция о взаимной административной помощи по налоговым делам, к которой наша страна не так давно присоединилась (см. письмо ФНС России от 22.12.2015 № ОА-4-17/22482@). Однако пока такая подмога сводится по большей части лишь к обмену странами теми или иными фискальными либо финансовыми сведениями. В этой части дело идет неплохо. Взять хотя бы объемный Федеральный закон от 27.11.2017 № 340-ФЗ, благодаря которому в НК РФ недавно появились правила международного обмена финансовой информацией в налоговых целях. Да, Россия потихоньку приводит национальное законодательство к положениям Конвенции. Но вот что касается помощи во взыскании налоговых долгов с инофирм и принятии обеспечительных мер к провинившимся лицам, то тут пока пробуксовка. А без должной нормативной базы и четкого механизма взаимодействия каких-то практических шагов особо не сделаешь.

Правда, здесь есть нюанс: если иностранная компания уклонится от уплаты российских налогов в крупном либо особо крупном размере, ее руководству грозит «уголовка» по статье 199 УК РФ. Согласны с этим и высшие арбитры (п. 10 Постановления Пленума ВС РФ от 28.12.2006 № 64). Часть 3 статьи 12 упомянутого Кодекса позволяет привлекать должностных лиц инофирм к ответственности. А это уже, как говорится, совсем другой коленкор.

Как же российской компании убедить зарубежного контрагента выполнять новые обязанности? Самый действенный способ – взять на себя часть его нагрузки. Например, заполнять за партнера спецдекларации и платежки, помогать при взаимодействии с нашими налоговиками. Если инофирма осознает, что большую часть ее «головной боли» российский потребитель возьмет на себя, то, вполне вероятно, пойдет ему навстречу.

Может сработать и такой аргумент: а вдруг «вредному» продавцу в будущем придется-таки стать добросовестным? Например, из-за появления «жирных» российских клиентов. Или открытия бизнеса в нашей стране. Вот тогда-то с него взыщут все по полной программе: и налог, и пени, и штрафы. Мало того, отечественные фискалы наверняка возьмут неблагонадежную компанию «на карандаш» со всеми вытекающими: дотошные проверки, придирки, всевозможные запросы. В общем, повышенное внимание контролеров гарантировано. Так что последствия инофирму ждут весьма плачевные. Пословица про колодец, из которого, возможно, пригодится воды напиться, тут подойдет как нельзя кстати. Дальновидный партнер к русской народной мудрости наверняка прислушается.

Уплатил налог за партнера - вычет не спас

А вот добровольно возложить на себя роль налогового агента – не выход. Дело в том, что некоторые российские компании, дабы оградить несговорчивого зарубежного партнера от новых требований, планировали действовать в 2019 году по старинке. То есть удерживать НДС из доходов иностранного поставщика, а затем перечислять его в наш бюджет. Однако чиновники поспешили такие отечественные компании разочаровать, выступив против вычета налога в данной ситуации (письмо Минфина России от 24.10.2018 № 03-07-08/76139). К слову, инофирму подобная «помощь» партнера тоже вряд ли освободит от ее новых обязанностей. Ведь требования закона подменять нельзя.

Финансисты подчеркивают: при приобретении с нового года у инофирм электронных услуг обязанностей налогового агента у российских компаний (ИП) в любом случае не возникает. Встал зарубежный партнер на налоговый учет в РФ или нет, значения не имеет (письма от 06.11.2018 № 03-07-08/79626, от 03.09.2018 № 03-07-08/62624).

Кроме потери вычета волноваться не о чем!

А теперь хорошая новость: груз ответственности перед бюджетом за нерадивого зарубежного партнера на плечи российских компаний не ляжет. Ведь с 1 января 2019 года именно инофирмы, оказывающие электронные услуги в РФ, должны исчислять «налог на Google». А значит, если такая зарубежная фирма не встанет на учет в нашей стране, ответственность за неуплату НДС будет нести именно она (см. письма Минфина России от 06.11.2018 № 03-07-08/79626 и от 24.10.2018 № 03-07-08/76139).

Как уже отмечалось, наша организация не будет признаваться налоговым агентом ни при каких обстоятельствах. А значит, с нее и взятки гладки.

Поэтому – да, отечественный заказчик услуг может лишиться НДС-вычета. Но и только! Ничего другого в данном случае ему не грозит.

Все хорошо, но НДС в итоге не уплачен: прощай, вычет?

Представим теперь такую ситуацию. Иностранный партнер встал на учет в РФ, и российский покупатель вычел НДС на основании документов из пункта 2.1 статьи 171 Налогового кодекса РФ. Но впоследствии контрагент перечислил налог с опозданием либо не заплатил вовсе. Может ли покупателю это «выйти боком»? А именно - зависит ли его право на вычет от факта уплаты НДС зарубежным партнером?

На наш взгляд, не зависит. Ведь нормы главного налогового документа право на вычет у покупателя с тем, уплатил ли НДС продавец, напрямую не увязывают. Так же считают и высшие арбитры, отмечая: в данной ситуации негативных последствий для покупателя, проявившего должную осмотрительность при выборе партнера, быть не должно. Конечно, если сделка реально исполнена (п. 31 Обзора судебной практики, утв. Президиумом ВС РФ 16.02.2017). Отрадно, что эту позицию служителей Фемиды берет за основу и ФНС России (письмо от 23.03.2017 № ЕД-5-9/547@).

Поддерживают покупателей и большинство федеральных судей. Они подчеркивают: сама по себе неуплата налога в бюджет продавцом не говорит о недобросовестности его партнера. Основанием для отказа в вычете это не является (постановления АС Северо-Кавказского округа от 22.06.2016 № Ф08-3761/2016 и от 08.06.2015 № Ф08-3267/2015, АС Западно-Сибирского округа от 01.03.2017 № Ф04-7177/2017 и др.).

Однако если судьи уличат покупателя в недобросовестности, в вычете НДС ему откажут. Например, при выявлении фиктивной сделки в целях получения вычета налога потребителем, когда поставщик изначально и не планировал его перечислять в бюджет (Постановление АС Уральского округа от 23.05.2018 № Ф09-2880/18). Кроме того, неуплата НДС партнером может сыграть против покупателя как аргумент в дополнение к каким-то другим погрешностям последнего (Постановление АС Западно-Сибирского округа от 08.02.2016 № Ф04-28941/2015).

Нюансы переходного периода

Итак, с 2019 года иностранные компании исчисляют «налог на Google» вне зависимости от того, кому именно они оказывают электронные услуги на территории нашей страны. Кроме того, для них возрастает и ставка данного платежа – с 15,25 до 16,67 процента. При переходе на эти новшества следует иметь в виду некоторые особенности. Причем не только инофирмам, но и отечественным организациям. О таких нюансах ФНС России поведала в пункте 2.2 письма от 23.10.2018 № СД-4-3/20667@.

Если инофирма оказывает услуги и получает оплату в 2019 году, то вопросов никаких: она исчисляет НДС по ставке 16,67 процента. Однако есть и еще одна ситуация, когда такая обязанность ляжет на нее, – если услуги, оказанные ею в 2018 году, оплачены только в 2019-м. Причем в этом случае чиновники предписывают зарубежной компании брать прежнюю ставку налога – 15,25 процента.

То есть для инофирмы первичен именно момент оплаты. Если деньги придут в 2019 году, налоговые обязанности лягут на нее. От момента же оказания услуг зависит, какую именно ставку применять – новую или старую.

Определяющим момент оплаты будет и для российской компании. Так, если перечисление состоялось до 2019 года, ей в любом случае быть налоговым агентом. Даже если услуги партнер окажет уже в новом году. Но тут важно, что и вычет НДС отечественная компания сможет тогда заявить лишь в 2019-м. То есть только после принятия услуг к учету согласно бухгалтерским правилам (письма Минфина России от 20.03.2018 № 03-07-08/17279 и от 15.08.2017 № 03-07-08/52318, Решение ВАС РФ от 12.09.2013 № 10992/13). Дело в том, что положения главного налогового документа, дающие предприятиям право на НДС-вычет по авансам, на налоговых агентов – покупателей не распространяются.

Пример 2. Аванс в 2018-м, услуги – в 2019-м: действия налогового агента

Воспользуемся условиями примера 1.

«Покупатель» перечислил партнеру предоплату в счет будущих услуг 27 ноября 2018 года. В этот же день он рассчитал, удержал у зарубежного контрагента и уплатил в бюджет НДС по ставке 18/118 в сумме 10 800 руб. Кроме того, российская компания составила счет-фактуру и зарегистрировала его в книге продаж.

В НДС-декларации за IV квартал 2018 года «Покупатель» показал сумму «агентского» налога (10 800 руб.) по строке 060 раздела 2.

Фирма «Seller» оказала услуги российскому партнеру 12 февраля 2019 года. В этот же день «Покупатель» принял их к бухучету (на основании подписанного сторонами акта об оказанных услугах), после чего зарегистрировал упомянутый счет-фактуру в книге покупок.

Отметим, что после принятия услуг на учет налоговая база и исчисленный с нее НДС не пересчитываются (письмо Минфина России от 03.07.2007 № 03-07-08/170).

В НДС-декларации за I квартал 2019 года отечественная компания показала подлежащий вычету НДС (10 800 руб.) по строке 180 раздела 3.

----Конец примера----

Что в сухом остатке?

Ну что ж, резюмируем. «Налогом на Google» с 2019 года «заведуют» иностранные поставщики услуг. Роль налоговых агентов российским компаниям больше исполнять не придется, а значит, и работы у них поубавится. Для вычета НДС отечественным фирмам понадобятся документы, перечисленные в новом п. 2.1 ст. 171 НК РФ. Причем за вычет иногда придется побороться. Зато помимо этого каких-то других проблем у наших компаний возникнуть не должно.

Ну и не забудем про «переходный» нюанс: аванс в 2018-м, услуги – в 2019-м. Налоговый агент с отсроченным вычетом.

Андрей Веселов, кандидат экономических наук, аудитор

Вверх

 Закажите бератор сейчас
и получите отличный подарок
Заказать бератор