.

Партнеры или соучастники?

«А вы ему, собственно, кто?» - «Ну, скажем так, коллега…» - «Все ясно, собутыльник!». Управдом-Мордюкова неподражаема в своей категоричности и безапелляционности. Люди в погонах, расследующие экономические преступления, часто м ыслят похожим образом – им так удобнее. Исправлять перекосы сознания приходится судьям.

Работников бизнеса нельзя привлечь в качестве соучастников «предпринимательского» преступления только за то, что они выполняли поручения своего руководителя. А самого руководителя нельзя привлечь к ответственности за то, что он взял на себя обоснованные риски во имя общественной пользы. Такие разъяснения дал Пленум Верховного суда.

Итак, Пленум ВС РФ внес изменения в несколько своих «уголовных» постановлений, в том числе в разъяснения от 15.11.2016«О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности».

Верховный суд не ограничился «косметическими» изменениями и внес в постановление несколько новых положений. Рассказываем о них подробнее:

От публичного – к частному

Пленум подчеркивает: большая часть «предпринимательских» преступлений (ст. 159.1–159.3, 159.5, 159.6, 160, 165, ч. 1 ст. 176, ст. 177, 180, 185. 1, ч. 1 ст. 201 Уголовного кодекса) относится к делам частно-публичного обвинения. Возбуждаются такие дела по заявлению потерпевшего и только при условии, что они совершены ИП или руководителем коммерческой организации в связи с предпринимательской деятельностью. Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 5–7 ст. 159 УК РФ, относятся к делам частно-публичного обвинения без какого-либо условия.

Снятие возбудимости

При проверке законности возбуждения уголовного дела суд должен уделять особое внимание проверке действий и мероприятий, которые связаны с ограничением имущественных и иных прав и свобод предпринимателей или сотрудников бизнеса.

Если мероприятие было проведено незаконно, то суд должен вынести его «за скобки» и не учитывать его результаты при оценке обоснованности уголовного преследования.

Налоговые преступления – особый порядок

Налоговые преступления предусматривают особый порядок действий следователя перед возбуждением дела. Суду обязательно нужно проверять, направил ли следователь в течение трех суток в соответствующий налоговый орган или территориальный орган страховщика копию полученного им от органа дознания сообщения о налоговом преступлении. К копии должны быть приложены соответствующие документы и предварительный расчет предполагаемой суммы недоимки по налогам.

До получения ответа от налоговой службы следователь может возбудить дело, только если у него хватает других данных, указывающих на признаки преступления. Такие данные могут содержаться в материалах, которые направил прокурор в следственный орган для решения вопроса об уголовном преследовании, в заключении эксперта и других документах.

Если суд выяснит, что у следователя не хватало данных для возбуждения уголовного дела, то он может отменить постановление следователя и обязать последнего устранить нарушения уголовного закона.

«Не арестуй его без нужды…»

Уголовно-процессуальный кодекс содержит запрет на аресты по ряду «предпринимательских» статей (ч. 1.1 ст. 108 УПК). Но если индивидуальный предприниматель или руководитель коммерческой организации совершил преступление из перечня, а следователь хочет отправить его в СИЗО, то возможность найдется. Для этого нужно доказать, что инкриминируемое преступление не связано с бизнес-процессами. Если это не смогут доказать, то суд не вправе арестовать коммерсанта.

ВС РФ подчеркивает: чтобы отправить предпринимателя в СИЗО, следователю не хватит одного лишь указания на «корыстный мотив» подозреваемого. Также не сработает ссылка на способ распоряжения похищенным имуществом (например, присвоил лично или использовал для целей предпринимательства), потому что это не доказывает, что деяние совершили вне связи с осуществлением предпринимательской деятельности.

Эти разъяснения ВС повторяют и немного дополняют те, что 11 июня добавили в специальное постановление по мерам пресечение. Пару слов и о них:..

Обратите внимание

Пленум ВС запретил отправлять предпринимателей в СИЗО только из-за их «корыстных мотивов». Также судам предписали всегда обсуждать возможность применения залога по «предпринимательским» преступлениям. А неэффективное следствие назвали одной из причин для отказа в продлении меры пресечения. Эти и другие положения содержатся в обновленных разъяснениях Верховного суда.

Мера пресечения – только с доказательствами. Согласно новым разъяснениям Верховного суда, ни одна из мер пресечения не может быть избрана подозреваемому или обвиняемому «по умолчанию». В ходе судебного заседания по мере пресечения нужно подтвердить, что подозреваемый или обвиняемый может скрыться от дознания, предварительного следствия или суда. Если он может продолжить заниматься преступной деятельностью, угрожать свидетелю или уничтожить доказательства по делу, то это тоже повод для ареста или другой меры пресечения.

В СИЗО - только в крайнем случае. Даже если следователю удастся доказать суду, что подозреваемый может скрыться от следствия или уничтожить улики, то это еще не значит, что его нужно сразу отправить в СИЗО. При разрешении вопроса об избрании меры пресечения и ее продлении суд обязан в каждом случае обсудить возможность применения более мягкой меры пресечения, чем арест. При этом такое обсуждение должно происходить всегда – вне зависимости от того, ходатайствовала ли об этом защита или нет. Также не влияет и стадия производства по уголовному делу.

А подозреваемых или обвиняемых по преступлениям небольшой тяжести (до трех лет лишения свободы) следует отправлять в СИЗО только «в исключительных случаях». ВС подчеркивает, что суды могут ограничиться более мягкой мерой, даже если фигурант дела до этого скрылся от органов следствия или суда (и вообще во всех случаях, прописанных в п. 1–4 ч. 1 ст. 108 УПК).

Арест – запрещен. Уголовно-процессуальный кодекс содержит запрет на аресты по ряду «предпринимательских» статей (ч. 1.1 ст. 108 УПК). Но если индивидуальный предприниматель или руководитель коммерческой организации совершил преступление из перечня, а следователь хочет отправить его в СИЗО, то возможность найдется. Для этого нужно доказать, что инкриминируемое преступление не связано с бизнес-процессами. Если это не смогут доказать, то суд не вправе арестовать коммерсанта.

Верховный суд подчеркивает: чтобы отправить предпринимателя в СИЗО, следователю не хватит одного лишь указания на «корыстный мотив» подозреваемого. Не сработает и ссылка на способ распоряжения похищенным имуществом (например, присвоил лично или использовал для целей предпринимательства), потому что это не доказывает, что деяние было совершено вне связи с осуществлением предпринимательской деятельности.

Залог в приоритете. В отношении предпринимателей судам всегда следует обсуждать возможность применения меры пресечения в виде залога. При этом суд может вынести данный вопрос на обсуждение сторон и по своей инициативе, подчеркивает Пленум ВС. Если стороне обвинения удастся убедить судью в том, что залог невозможен, то он должен отразить эти причины в постановлении.

ООуО – общество с ограниченной уголовной ответственностью

Преступление, совершенное группой лиц, наказывается строже. Поэтому Пленум ВС настаивает на особой проверке того факта, что преступление действительно совершалось в группе. Суду нужно обращать внимание на ряд вопросов при рассмотрении уголовного дела. Был ли у каждого из соучастников умысел на совершение преступления в составе группы лиц? Была ли между соучастниками предварительная договоренность? Принимали ли фигуранты дела участие в выполнении определенных действий, о которых они предварительно договорились?

Особое внимание следует уделять случаям, когда за соучастие привлекают помощника руководителя организации, специалиста или другого работника. Сложившиеся между работником и предпринимателем (руководителем) трудовые или личные отношения сами по себе не могут рассматриваться в качестве доказательства совершения ими преступления в составе группы лиц по предварительному сговору, отмечает ВС.

Важно

«Выполнение работником распоряжений руководителя, связанных с осуществлением преступной деятельности, не может выступать единственным основанием для привлечения работника к ответственности за соисполнительство в таком преступлении».

Преступление без наказания

Пленум ВС вводит новые разъяснения. Нельзя признать действие преступным (хотя и содержит в себе признаки преступления), если оно было направлено на устранение или недопущение опасности, угрожающей личности, охраняемым законом интересам общества или государства. Но только при условии, что не были нарушены «пределы крайней необходимости».

Так, нельзя привлечь к уголовной ответственности за временное осуществление предпринимательской деятельности с просроченной лицензией, если прекращение такой деятельности может привести к «дезорганизации работы объектов жизнеобеспечения». Например, к прекращению отопления жилых домов и социальных объектов.

Наказание без преступления

Положения ст. 41 УК об обоснованном риске распространяются и на предпринимателей, подчеркивает ВС. Обоснованный риск в ходе экономической деятельности для «достижения общественно полезной цели» и при условии соответствия риска обозначенным в законе критериям. К таким критериям относится невозможность достижения общественно полезной цели путем совершения действий (или бездействия), не связанных с риском. Также при «обоснованном риске» предпринимателю нужно принять «достаточные меры для предотвращения вреда охраняемым уголовным законом интересам».

Но если риск предпринимателя заведомо связан с угрозой для жизни многих людей, с угрозой экологической катастрофы или общественного бедствия, то допущенный им риск нельзя признать обоснованным.

Вверх

 Закажите бератор сейчас
и получите отличный подарок
Заказать бератор