.

Верховный суд «разморочил» наследство гражданской жены

Пара состояла в гражданском браке. После смерти партнера жена хотела получить в наследство его квартиру как иждивенец. Департамент имущественных отношений Москвы, напротив, пытался признать спорную квартиру выморочным имуществом и передать ее в городскую собственность. Три суда оказались на стороне города, но не гражданская коллегия ВС РФ (Определение от 28.07.2020 № 5-КГ20-66-К2).

Москвич и москвичка вели общее хозяйство больше 35 лет, но отношения не оформляли. В последние годы они проживали в частном доме, а квартиру мужчины сдавали. В 2014 году женщина ушла на пенсию, тогда же у нее выявили тяжелое заболевание и через год признали инвалидность II группы.

Вместе с дополнительной выплатой к пенсии она ежемесячно получала около 7000 руб. Этих средств, по ее словам, ей не хватало для жизни, поэтому женщина находилась на содержании гражданского мужа. Он перечислял на ее счет деньги, которые получал от жильцов. В 2017 году мужчина умер.

Тогда женщина обратилась к нотариусу для получения наследства, а параллельно подала заявление в суд, чтобы подтвердить, что находилась на иждивении гражданского супруга, а также иск о признании права собственности на его квартиру.

Три суда и одна позиция

В суде истица заявила, что вместе с умершим находилась в фактическом браке. Они вели совместное хозяйство, а с 2014 года она была прописана с ним в одном доме.

После того как у нее выявили тяжелое заболевание, «гражданский муж» полностью содержал ее. Пенсии и доплаты за инвалидность не хватало для покупки дорогостоящих лекарств и на ежедневные расходы. Деньги, которые перечислял ей гражданский муж на счет с 2014 года до момента смерти, были для нее основным источником существования.

В качестве доказательств она предоставила сведения о размере пенсии и состоянии счета, средства на который перечислял ей покойный. Женщина отметила: поскольку является нетрудоспособной, не менее года находилась на иждивении своего избранника и проживала совместно с ним, она относится к наследникам по закону (п. 2 ст. 1148 ГК). А в силу п. 3 ст. 1148 ГК является наследником восьмой очереди, так как других наследников у умершего нет.

Обратите внимание

Пункт 2 статьи 1148 ГК РФ фактически уравнивает нетрудоспособных иждивенцев и родственников наследодателя. Судам придется исследовать характер источников материальной помощи в подобных делах: была ли она постоянной, основной или дополнительной.

В ответ департамент городского имущества Москвы обратился к женщине со встречным иском. По мнению чиновников, доказательств того, что она находилась на иждивении покойного, нет, поэтому квартира покойного является выморочным имуществом. В силу п. 2. ст. 1151 ГК такая недвижимость переходит в городскую собственность.

Черемушкинский районный суд г. Москвы встал на сторону города. Документы, которые предоставила заявительница, не подтверждают того, что помощь со стороны мужчины была постоянным и основным источником средств к существованию. На этом основании в иске женщине отказали, а требование департамента суд удовлетворил (дело № 2-5226/18). С позицией суда первой инстанции согласились Московский городской суд и Второй кассационный суд общей юрисдикции.

Дело – на новое рассмотрение

С нижестоящими инстанциями не согласился ВС. Он обратился к разъяснению Пленума ВС от 29.05. 2012 № 9 «О судебной практике по делам о наследовании». Согласно пп. «в» п. 31, находящимся на иждивении может быть признано лицо, которое на протяжении года находилось на полном или частичном содержании покойного. Иждивенец может иметь другой источник дохода.

На заметку

Подобные иски не редкость. При этом, несмотря на разъяснения Пленума ВС, суды нижестоящих инстанций занимают противоположную позицию и отказывают заявителям. Например, дело №-2-255/19. Останкинский районный суд г. Москвы не учел систематическое получение денег от покойного и факт совместного проживания. Но не все истцы настроены обжаловать решение суда. Изменить практику может позиция ВС в рассмотренном деле.

Пленум ВС предлагает оценивать соотношение собственного дохода и оказываемой наследодателем помощи. ВС посчитал, что суды должным образом не дали оценку материальной помощи Игнатовой со стороны «гражданского мужа», поэтому не могли определить соотношение между получаемым доходом (пенсия в размере 5847 руб. и выплата по инвалидности – 1402 руб.) и материальной помощью со стороны покойного.

Истица указывала, что на протяжении года до смерти Учаев переводил деньги от сдачи в аренду квартиры на ее банковский счет. Это она подтверждала выпиской по вкладу. Эти доказательства, считает ВС, суд первой инстанции отверг немотивированно.

Актуально

Данное дело может повлечь массовое обращение граждан в суд с целью признания нетрудоспособных иждивенцев наследниками. Ценность определения в том, что коллегия обратила внимание именно на процессуальные особенности доказывания, что необходимо полно и тщательно исследовать доказательства.

Поэтому коллегия по гражданским делам ВС отменила постановления нижестоящих инстанций и направила дело на новое рассмотрение (дело № 5-КГ20-66-К2).

Пример со знаком «минус»

Женщина была в гражданском браке 12 лет, а после смерти партнера решила встать в число наследников как иждивенец. Две инстанции удовлетворили иск, потому что она жила с умершим, а ее пенсия была гораздо меньше, чем у него. Но Верховный суд РФ своим определением от 23.04.2019 по делу № 73-КГ19-3 направил дело на новое рассмотрение и разъяснил, какие ошибки нашел в решениях.

Пенсионерка из Бурятии добивалась, чтобы суд признал ее наследницей мужчины, потому что они жили вместе и он ее обеспечивал. Она подала иск к двум другим наследницам, в том числе к матери умершего. В заявлении она написала, что была «гражданской женой» умершего, жила с ним одной семьей 12 лет и находилась на его иждивении. Ее пенсия была значительно меньше, чем у него (8620 руб. против 21 318 руб.). Поэтому именно гражданский муж оплачивал содержание квартиры, питание и медикаменты, утверждала истица.

Два суда проверили эти доводы и включили истицу в число наследников. Они учли, что женщина была нетрудоспособной на момент смерти наследодателя, а он получал пенсию значительно больше, чем она, и оказывал ей «систематическую помощь». Кроме того, суды приняли во внимание слова матери умершего, которая называла истицу «гражданской супругой» сына.

Иного мнения оказался Верховный суд. Нижестоящие инстанции не проверили, откуда женщина получала деньги на жизнь. Они лишь ограничились фактами, что она жила вместе с мужчиной и ее пенсия была значительно меньше, чем у него. Но это еще не значит содержание. Поэтому суды должны были узнать, была ли его материальная помощь в последний год жизни наследодателя «постоянным и основным источником средств к существованию истицы».

В акте Верховного суда говорится, что некоторые обстоятельства дела не получили оценки от судов. В частности, истица указывала, что имела дополнительный заработок, но эти слова остались без внимания. Суды упустили и то, что гражданский муж передал банковские карты другому лицу, которое закупало для него продукты, лекарства и другие необходимые вещи. И этот человек не получал от него указаний помогать его спутнице жизни, отметил Верховный суд. В итоге он направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Человека с доходом можно признать иждивенцем

Еще один пример, касающийся, впрочем, уже «законного», а не «гражданского» брака… Можно ли признать иждивенцем человека, который получает пенсию? Два суда в этом отказали. По их мнению, надо доказать, что этой пенсии недостаточно для обеспечения основных жизненных нужд. Иного мнения оказался Верховный суд РФ.

Пожилая пара жила на две пенсии, но супруг получал почти в четыре раза больше, потому что отработал в органах внутренних дел. А женщина получала обычные выплаты по старости. После смерти мужа жена попросила суд установить факт нахождения на его иждивении и признать за ней право на пенсию по случаю потери кормильца по линии МВД. Она указала, что доход умершего был для нее постоянным и основным источником средств к существованию. Несколько лет до его смерти она получала от него алименты, назначенные судом.

Но два суда решили: утверждение о том, что пенсия супруга была для истицы основным источником дохода, ничем не подтверждено. Также не доказано, что собственной пенсии истицы не было достаточно для обеспечения ее потребностей.

ВС признал этот вывод неправомерным. Ведь согласно Семейному кодексу, супруги материально поддерживают друг друга. Истица после смерти супруга лишилась от него алиментов и не имеет другого источника дохода, кроме пенсии. С таким выводом ВС отменил решения нижестоящих инстанций. Дело попало в Обзор ВС № 2 за 2020 год.

Вверх

 Закажите бератор сейчас
и получите отличный подарок
Заказать бератор