.

ВС уполномочен разъяснить

Верховный суд РФ опубликовал второй в 2018 году Обзор практики, значительная часть которого посвящена экономическим спорам. Ознакомиться с некоторыми выводами весьма полезно не только юристам и директорам фирм, но и бухгалтерам. Ведь именно они в некоторых ситуациях могут оказаться «крайними».

И «позитив» в наличии имеется (неуведомление налоговой инспекции об освобождении от НДС не влечет утрату такого права), но и «негатива» хватает. К примеру, судьи абсолютно недвусмысленно высказались по вопросу замены лет расчетного периода для выплаты пособий по беременности и родам. И их вывод очень не порадует «декретниц».

Ну, или, признав за компаниями право на исправление бухгалтерских ошибок в другом налоговом периоде, «верховные судьи» жестко ограничили это право тремя годами.

Что касается иных споров, то можно выделить следующие. Например, экономколлегия разрешила обойтись совокупностью косвенных доказательств в деле привлечения к ответственности контролирующих лиц, ведь они обычно «запутывают» следы и не оставляют прямых свидетельств своей причастности к компании. В Обзор (утвержден 04.07.2018) попало одно из таких банкротных дел. Разъяснения сводятся к следующему: от заявителя нельзя требовать документы, в которых бенефициар прямо распоряжается провести незаконные сделки в свою пользу – ведь их обычно попросту нет. А срок исковой давности не может начаться раньше, чем возникло право на подачу в суд заявления о привлечении к субсидиарной ответственности. Например, управомоченное лицо могло узнать о текущем платеже, но пока не знало о том, что перевод противозаконный, а получатель денег является конечным бенефициаром компании (дело № А33-1677/2013).

Кроме того, Обзор дает разъяснения и по общегражданским спорам. Он запрещает покупателю полностью отказаться от оплаты товара, который поставлен без необходимой документации, если тот не заявил об отказе от такого товара (ст. 464 ГК РФ). К таким выводам экономколлегия пришла в деле № А40-178214/2016. В нем три инстанции отказали продавцу во взыскании оплаты за товар, потому что он не передал документацию. Но покупатель должен был отказаться от товара и объяснить, почему его невозможно или сложно использовать без бумаг, исправил Верховный суд. В этом же деле оборудование было поставлено и смонтировано.

Положения Обзора также будут полезны арендодателям, которые сдают помещения по частям. Если в Госкадастре нет сведений о такой части – это не мешает зарегистрировать договор при условии, что там недвусмысленно определен предмет аренды. Это можно сделать графически или с помощью словесного описания, подсказывает экономколлегия в деле № А26-505/2017.

Кроме того, по общему правилу, арендодатель не может по своему желанию отозвать согласие на сдачу помещений в субаренду, если оно закреплено в договоре. Она является двусторонней сделкой, а значит, на это должен согласиться и арендатор (дело № А73-5337/2016).

Наиболее значимые решения заслуживают того, чтобы рассказать о них подробнее

«Верховные» споры: ТОП-7

Право на исправление бухгалтерских ошибок ограничили 

Если компания забыла учесть расходы, она вправе перенести их на следующий период – это никак не вредит бюджету. Озвучив такой положительный для компаний тезис, Верховный суд РФ, тем не менее, ограничил возможность исправить ошибку в другом периоде тремя годами.

Компания оспаривала доначисление 25,4 млн рублей налога на прибыль. В 2012 году она учла в составе расходов 127,3 млн руб.лейбезнадежных долгов, срок исковой давности по которым закончился в 2009–2011 годах. Налоговики отказали компании в праве перенести старые долги на другой период и доначислили налоги.

АС Московской области признал доначисление незаконным, но 10-й ААС и АС Московского округа заняли сторону чиновников. По их мнению, списать безнадежный долг можно лишь в том году, когда по нему истек срок исковой давности, ведь такова природа такого способа учета.

Экономколлегия Верховного суда РФ поправила своих нижестоящих коллег. Верховные судьи указали, что компания может исправить налоговую ошибку в другом периоде, если она привела к переплате налогов (абз. 3 п. 1 ст. 54 НК). При этом интересы казны не страдают, уточняется в определении. Иными словами, налогоплательщик, который забыл учесть какие-то расходы, в будущем периоде недоплатит ровно столько, сколько переплатил в прошлом. При этом предполагается, что к моменту исправления ошибки (то есть подачи декларации) не истек трехлетний срок возврата (зачета) переплаты, в течение которого налогоплательщик может ею распоряжаться.

По мнению судей, проверяющие не могли отказывать в учете расходов, когда установила, что их несвоевременно признали в 2012 году. Поскольку проверка велась за 2010–2012 годы, чиновники могли сами уменьшить налоговую базу компании за 2011 год (определение Верховного суда РФ от 19.01.2018 № 305-КГ17-14988).

Таким образом, экономколлегия Верховного суда РФ признала незаконным доначисление 25,4 млн руб. налога на прибыль, подтвердив правоту АС Московской области.

Юристы, в свою очередь, отмечают, что раньше Высший арбитражный суд и Минфин были более лояльны к налогоплательщику. Они напоминают, что по общему правилу, подобные ошибки исправляются в том же периоде, в котором они были допущены, с помощью уточненной декларации. Но, чтобы упростить бюрократию, компании переносят их на будущий период - когда вся отчетность сдана и налоговые проверки проведены, легче исправить ошибку в следующем периоде, а не идти на новый круг с уточненной декларацией. Формально в ней проверяют только изменившуюся часть, но ничего не мешает налоговикам снова изучить всю отчетность и предъявить к ней претензии.

Ограничение же возможности исправить ошибку в другом периоде тремя годами, по мнению экспертов, должно пресечь излишне агрессивные действия налогоплательщика по пересмотру недосягаемых для инспекции периодов.

Расчетный период для пособий по БиР «расширить» не удалось 

Замена лет расчетного периода для выплаты пособий возможна не на любые предшествующие годы (год), а на годы, непосредственно предшествующие году наступлению страхового случая.

Пермское региональное отделение Фонда социального страхования не приняло к зачету расходы ООО на выплату пособия за декретный отпуск в сумме 33 055 рублей. Как указали в Фонде, компания при исчислении пособия по беременности и родам по листку нетрудоспособности сотрудницы в целях расчета среднего заработка неправомерно учла ее заработок за 2012 и 2014 годы. Ребенок у женщины родился в середине 2015 года, и работодатель при исчислении мог заменить 2015 год на 2013, но заменил на 2012 год.

Компания обжаловала решение Фонда в суде и смогла добиться признания его недействительным. Как указали арбитры, действующим законодательством не установлено, что календарные годы расчетного периода можно заменить только на годы, «непосредственно» предшествующие расчетному периоду. Закон от 29.12.2006 № 255-ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством», содержит формулировку «предшествующий календарный год». Поэтому работодатель правомерно перенес календарные годы расчетного периода на более раннее время.

Тогда контролеры обратились с жалобой в Верховный суд РФ. В ней Фонд указывал, что, согласно части 1 статьи 14 закона № 255-ФЗ, для исчисления спорного пособия учитывается средний заработок застрахованного лица, рассчитанный за 2 календарных года, непосредственно предшествующих году наступления временной нетрудоспособности.

Поскольку изначально расчетный период для исчисления среднего заработка застрахованного лица должен непосредственно предшествовать году наступления страхового случая, то и замена лет, составляющих этот расчетный период, может быть произведена на годы, непосредственно предшествующие этому расчетному периоду, то есть на годы последовательно следующие перед годами, подлежащими учету для исчисления среднего заработка, но в которых застрахованное лицо находилось в отпуске по беременности и родам или в отпуске по уходу за ребенком.

Если же следовать позиции работодателя (то есть позволять заменять расчетный период на любые годы), то в таком случае работнице компенсируется не заработная плата, утраченная в результате наступления страхового случая, а любая ранее получаемая зарплата.

Экономколлегия Верховного суда РФ сочла такую аргументацию вполне убедительной, отменила судебные акты нижестоящих инстанций и, по сути, признала законным решение Фонда (определение Верховного суда РФ от 12.02.2018 №309-КГ17-15902).

Неуведомление об освобождении от НДС – ничего страшного

Невыполнение организациями и индивидуальными предпринимателями обязанности по представлению в налоговый орган письменного уведомления об освобождении от исполнения обязанности по уплате НДС не влечет за собой утрату права на такое освобождение в соответствии со статьей 145 Налогового кодекса РФ.

По результатам проверки ИП налоговики доначисли ему НДС и соответствующие суммы пени за период с 2011 по 2013 год. Основанием послужило необоснованное применение индивидуальным предпринимателем режима ЕНВД в отношении деятельности по реализации запасных частей к сельскохозяйственной технике иным хозяйствующим субъектам.

В 2016 году индивидуальный предприниматель направил в налоговый орган уведомление об использовании права на освобождение от исполнения обязанностей налогоплательщика, связанных с исчислением и уплатой НДС за 2011, 2012 и 2013 год, сообщив, что выручка от реализации товаров (работ, услуг) без учета налога не превышает в совокупности 2 млн рублей. Ответными письмами налоговый орган отказал в предоставлении права на освобождение от исполнения обязанностей налогоплательщика от уплаты НДС в рамках статьи 145 Налогового кодекса РФ, обосновав это тем, что уведомление об освобождении поступило в налоговый орган после налоговой проверки и вынесения решения по ней.

Предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением о признании указанных писем незаконными. В удовлетворении заявления отказали в трех инстанциях.

Экономколлегия Верховного Суда РФ с позицией нижестоящих коллег не согласилась, указав на следующее. В силу подпунктов 1 и 5 статьи 145 Налогового кодекса РФ организации и индивидуальные предприниматели имеют право на освобождение от исполнения обязанностей плательщиков НДС, связанных с исчислением и уплатой налога, если за три последовательных календарных месяца сумма полученной ими выручки от реализации товаров (работ, услуг) не превысила в совокупности 2 млн рублей.

По смыслу данных пунктов институт освобождения от исполнения обязанностей налогоплательщика направлен на снижение налогового бремени в отношении лиц, имеющих несущественные обороты по реализации товаров (работ, услуг). Условием для освобождения таких лиц от исполнения обязанностей, связанных с исчислением и уплатой налога, является объективное обстоятельство ‒ соответствие размера выручки налогоплательщика предельному уровню, установленному законом.

Положениями пункта 3 статьи 145 Налогового кодекса РФ также предусмотрена обязанность организаций и ИП по представлению в налоговый орган по месту своего учета письменного уведомления и документов, подтверждающих право на такое освобождение.

Однако невыполнение этой обязанности (непредставления уведомления или нарушение срока его представления) не влечет за собой утрату права на освобождение, что являлось бы несоразмерным последствием с точки зрения цели установления данного института, указанной выше.

Кроме того, если о необходимости уплаты НДС лицу становится известно по результатам мероприятий налогового контроля, в частности в случае изменения квалификации деятельности налогоплательщика, порядок реализации права на освобождение от уплаты налога законом не предусмотрен (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.09.2013 № 3365/13). Следовательно, само по себе то обстоятельство, что инспекция не учла положения пункта 1 статьи 145 Налогового кодекса РФ при изменении квалификации деятельности налогоплательщика в рамках выездной налоговой проверки, не означает утрату возможности предоставления ИП освобождения по результатам рассмотрения уведомления, поданного после окончания проверки, если освобождение применялось им фактически (налог не исчислялся и не предъявлялся покупателям) и не истек срок возврата (зачета) переплаты по налогу, установленный статьей 78 Налогового кодекса РФ (определение Верховного суда РФ от 19.01.2018 № 306-КГ17-15420).

Как покупателю вернуть деньги за изъятый у него товар

Покупатель, который лишился приобретенной им вещи на основании решения суда, вынесенного по иску третьего лица, вправе взыскать с продавца реальные убытки. При этом срок исковой давности исчисляется с момента вступления в силу решения суда об истребовании вещи.

Гражданин Сидоров* в 2008 году купил у гражданина Петрова* (фамилии фигурантов изменены редакцией*) земельный участок и зарегистрировал на него право собственности. Спустя два года брат Петрова был осужден за мошенничество. Приговором установлено, что он причастен к продаже Сидорову участка: этот участок выбыл из владения муниципального образования в результате подделки документов. Еще через три года администрация через суд истребовала названный участок из чужого незаконного владения, признав право собственности Сидорова отсутствующим.

Тогда Сидоров тоже обратился в суд, чтобы взыскать с Петрова свои убытки. Хотя договор купли-продажи участка был составлен на 900 000 рублей, Сидоров показал расписку, согласно которой он передал Петрову 3 900 000 рублей. В суде Сидоров просил признать договор купли-продажи заключенным на сумму 3 900 000 рублей и взыскать эти деньги.

Петров иск не признал, заявив о пропуске срока исковой давности. По его мнению, такой срок следует исчислять с момента исполнения договора купли-продажи.

Суд первой инстанции пришел к выводу, что Сидоров вправе требовать с Петрова возмещение убытков, причиненных изъятием этого земельного участка (ст. 461 ГК). При этом судом установлено, что истец уплатил 3 900 000 рублей.

Апелляция пришла к противоположному выводу. Она решила: по условиям договора купли-продажи стороны определили стоимость земельного участка в размере 900 000 рублей и произвели между собой расчет полностью до подписания сделки. Расписка написана спустя пять дней после совершения сделки и, по мнению суда, содержит признаки договора займа. При этом подлинника расписки о передаче 3 900 000 рублей нет, а требование истца о признании договора купли-продажи земельного участка заключенным на сумму 3 900 000 рублей фактически направлено на изменение условий сделки. Кроме того, суд апелляционной инстанции применил срок исковой давности, указав, что начало течения это срока должно исчисляться с момента, когда истцу стало известно о наличии вступившего в законную силу приговора суда.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ раскритиковала выводы апелляции. В соответствии с пунктом 1 статьи 200 Гражданского кодекса РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права. Основанием для предъявления требований к продавцу является изъятие товара у покупателя, в силу чего срок исковой давности по этим требованиям не может начаться до возникновения таких оснований (ст. 461 ГК РФ). Соответственно, исковая давность исчисляется с момента вступления в законную силу решения суда по иску третьего лица об изъятии товара у покупателя (п. 83 постановления Пленума ВС РФ от 23.06. 2015 № 25). Кроме того, между сторонами отсутствовал какой-либо спор относительно факта выдачи и содержания расписки, ответчик лично подтвердил факт уплаты истцом 3 900 000 рублей. Поэтому Верховный суд РФ отменил определение суда апелляционной инстанции и оставил в силе решение суда первой инстанции (определение Верховного суда РФ от 29.08.2017 № 18-КГ17-121).

Приставу нельзя арестовывать имущество без решения суда

Судебный пристав не должен арестовывать имущество должника в случае, когда в рамках исполнительного производства не было требований имущественного характера и суд не выносил соответствующее решение.

Итак, от должника Дмитрия Трофимова* (имя и фамилия фигуранта изменены редакцией*) в рамках исполнительного производства требовали прекратить регулярные перевозки на территории города. Чтобы исполнить требование, пристав наложил арест на принадлежащий Трофимову автобус и изъял его. Трофимов счёл такие действия незаконными и обратился в суд. Он указал, что пристав действовал незаконно, поскольку, согласно положениям закона об исполнительном производстве, арест может налагаться только по требованиям об имущественных взысканиях или при наличии судебного акта об аресте имущества. По требованию неимущественного характера арест не применяется.

В жалобе Трофимов указывал, что действия пристава нарушают его право собственности и влекут убытки, поскольку он использует автобус в предпринимательской деятельности и при исполнении обязательств по гражданско-правовым сделкам.

Две инстанции отказали заявителю. Они указали, что законодательство об исполнительном производстве не содержит запрета на арест имущества, направленный на то, чтобы прекратить деятельность должника, который долго уклонялся от исполнения решения суда. Однако Верховный суд счел позицию заявителя законной и включил дело в Обзор судебной практики.

Пристав производит арест и устанавливает только те ограничения и только в отношении того имущества, которые указаны судом, подчеркнул ВС в определении по делу. В свою очередь, арест в качестве самостоятельной меры принудительного исполнения, согласно пункту 5 части 3 статьи 68 закона об исполнительном производстве, может применяться только для исполнения судебного акта.

Но в случае Трофимова требований имущественного характера в деле не было, как отсутствовали и доказательства принятия судебного акта об аресте имущества. Следовательно, действия пристава в такой ситуации незаконны, сделала вывод коллегия (определение Верховного суда РФ по делу № 57-КГ18-1).

Товар без документации – не повод для его неоплаты

Покупатель не вправе полностью отказаться от оплаты товара, поставленного без необходимой документации, если он не заявил об отказе от такого товара по правилам статьи 464 Гражданского кодекса РФ.

Обществом (покупатель) и заводом (поставщик) был заключен договор поставки оборудования. Согласно условиям договора платежи за поставленное оборудование осуществляются поэтапно по мере поставки партии оборудования. Для получения платежа, поставщик представляет документы к оборудованию, предусмотренные приложением к договору.

Оборудование было поставлено и смонтировано. Ссылаясь на неоплату товара, поставщик обратился в арбитражныйсуд с иском к покупателю о взыскании покупной цены.

В возражениях на иск покупатель указал на то, что поставщик не передал ему документы к оборудованию, предусмотренные приложением к договору.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями суда апелляционной инстанции и арбитражного суда округа, в удовлетворении иска было отказано. Судебная коллегия Верховного суда РФ отменила названные судебные акты и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.

В силу пункта 1 статьи 464 Гражданского кодекса РФ, если продавец не передает или отказывается передать покупателю относящиеся к товару принадлежности или документы, которые он должен передать в соответствии с законом, иными правовыми актами или договором купли-продажи (п. 2 ст. 456 ГК РФ), покупатель вправе назначить ему разумный срок для их передачи. Пунктом 2 статьи 464 Гражданского кодекса РФ предусмотрено, что в случае, когда принадлежности или документы, относящиеся к товару, не переданы продавцом в указанный срок, покупатель вправе отказаться от товара, если иное не предусмотрено договором.

В ситуации, когда по условиям договора товар должен поставляться одновременно с передачей соответствующей документации (п.2.ст. 456 ГК РФ), поставщик не вправе в одностороннем порядке отказаться от исполнения этого обязательства, поскольку в данном случае наступают последствия, установленные статьей 464 Гражданского кодекса РФ. Таким образом и покупатель не вправе отказаться от оплаты товара, поставленного без необходимой документации, если он не заявил об отказе от такого товара в связи с невозможностью или затруднительностью его использования по назначению без соответствующих документов (ст. 464 ГК РФ).

Общее правило статьи 328 Гражданского кодекса РФ, позволяющее приостановить исполнение своего обязательства, если предусмотренное договором исполнение обязательства другой стороной произведено не в полном объеме, не может быть истолковано как позволяющее покупателю использовать поставленный без документации товар и не оплачивать его, резюмировали судьи (определение Верховного суда РФ от 11.05.2018 № 93-ПЭК18).

Возврат вклада в уставный капитал

Требование участника о возврате вклада в уставный капитал общества в связи с недействительностью решения об увеличении уставного капитала является корпоративным и включению в реестр требований кредиторов не подлежит.

Решением общего собрания участников общества был увеличен его уставной капитал за счет внесения вклада компанией. В соответствии с соглашением о зачете требование общества к компании о внесении вклада засчитывается в счет требования компании к обществу о возврате суммы займа.

Решением арбитражного суда решение общего собрания участников общества об увеличении уставного капитала было признано недействительным

В рамках дела о банкротстве общества компания обратилась с заявлением о включении в реестр требований кредиторов ее требования о возврате суммы займа. Суды трех инстанций заявление удовлетворили. Однако коллегия Верховного Суда РФ отменила эти решения по следующим основаниям.

Закон о банкротстве (абзац восьмой ст. 2) не относит к конкурсным кредиторам учредителей (участников) должника по обязательствам, вытекающим из такого участия, поскольку характер обязательств этих лиц непосредственно связан с их ответственностью за деятельность общества в пределах стоимости принадлежащих им долей. Обязательства должника перед своими учредителями (участниками), вытекающие из такого участия (далее – корпоративные обязательства), носят внутренний характер и не могут конкурировать с внешними обязательствами, то есть с обязательствами должника как участника имущественного оборота перед другими участниками оборота.

Учредители (участники) должника – юрлица лица несут риск отрицательных последствий, связанных с его деятельностью. Как следствие, требования таких лиц по корпоративным обязательствам включению в реестр требований кредиторов не подлежат. Закон не лишает их права на удовлетворение своих требований, однако это право реализуется после расчетов с другими кредиторами за счет оставшегося имущества должника (п. 1 ст. 148 Закона о банкротстве, п. 8 ст. 63 ГК РФ).

Компания не только выразила свою волю на увеличение уставного капитала посредством зачета требования о возврате займа, но и фактически ее реализовала (соответствующие изменения размера уставного капитала должника и перераспределение долей участия в нем состоялись, данные изменения зарегистрированы в установленном порядке), что в свою очередь впоследствии позволило компании пользоваться корпоративными правами с учетом увеличившейся доли (участвовать в собрании, назначать директора и т.п.). Следовательно, требование компании в части, касающейся зачтенных сумм, по существу является требованием о возврате взноса в уставной капитал должника, то есть определенно вытекает из отношений фактического участия в последнем.

С учетом изложенного последствия недействительности сделки по увеличению уставного капитала, оформленной в том числе решением общего собрания участников общества, хотя и носят реституционный характер (п. 2 ст. 167 ГК РФ), по сути, направлены на уменьшение уставного капитала путем уменьшения номинальной стоимости долей всех участников общества и поэтому не могут конкурировать с требованиями независимых кредиторов. В силу изложенного такое требование не может быть включено в реестр требований кредиторов (определение Верховного суда РФ от 27.03.2018 № 305-ЭС17-17208 по делу № А40-10067/2016).

Вверх

 Сейчас всех бухгалтеров ждут новогодние скидки и подарки!