.

Найти через поисковый регистр

^ Наверх

Споры с контрагентами

Последний раз обновлено:

Чаще всего спорить в суде приходится с:

  • контрагентами (другой стороной в договоре – поставщиками или покупателями, заказчиками или подрядчиками, арендодателями или арендаторами и т. п.);
  • государственными органами (налоговой инспекцией, пенсионным фондом, фондом социального страхования и т. п.).

Рассмотрим примеры таких споров более подробно.

В процессе работы любой фирмы неизбежно возникают сложности во взаимоотношениях с партнерами. Контрагент может, например, просрочить платеж, не полностью выполнить взятые на себя обязательства или вообще отказаться от договора. Добросовестный партнер из-за этого несет убытки.

Между тем знание позиции судей по спорным вопросам поможет избежать многих ошибок, а также защититься от недобросовестных действий со стороны контрагента.

Обратите внимание: представленные ниже судебные решения являются частными случаями арбитражной практики. Это означает, что при таких же обстоятельствах дела другой суд может принять иное решение.

Перевозка по ж/д

Две фирмы заключили договор поставки. В нем компании оговорили, что поставщик обеспечивает поставку товара железнодорожным транспортом, а покупатель возмещает ему стоимость транспортных услуг. Однако после того как стороны исполнили договор, покупатель обнаружил ошибку в расчете стоимости перевозки и предъявил претензию поставщику. Сумма переплаты за транспортные услуги составила более 1 млн рублей.

Поставщик согласился с доводами покупателя и удовлетворил претензию. Затем поставщик обратился с той же претензией к перевозчику. Но тот отказался удовлетворить требования. Перевозчик принял такое решение потому, что истек срок предъявления претензии – 1 год с момента наступления событий, на которых основана претензия (ст. 125 Устава железнодорожного транспорта РФ). Это и послужило причиной обращения поставщика в суд с иском к перевозчику на сумму 1 106 130 рублей.

Суд первой инстанции в иске отказал. В апелляционной инстанции дело не рассматривалось. Однако поставщик попытался доказать свою правоту в кассационной инстанции – Федеральном арбитражном суде ВолгоВятского округа.

Заявитель (поставщик) утверждал, что его иск не связан с перевозкой грузов по железной дороге и, следовательно, нельзя применять нормы Устава железнодорожного транспорта. По его мнению, иск вытекает из договора поставки и основан на нормах Гражданского кодекса о неосновательном обогащении перевозчика. Поэтому правильно было бы применить статью 196 ГК РФ, которая устанавливает общий срок исковой давности – 3 года. Таким образом, срок давности на момент предъявления претензии не истек.

Однако суд эти доводы не убедили. Свои доводы он изложил в постановлении от 3 декабря 2007 года по делу № А43-7996/2007-10-160. Договор поставки регулирует лишь отношения между поставщиком и покупателем. Их соглашение никак не касается перевозчика, поскольку он не является стороной договора. А права и обязанности поставщика и перевозчика установлены договором перевозки. Поэтому к их взаимоотношениям нужно применять нормы Устава железнодорожного транспорта. В том числе и о сроках предъявления претензий.

Нарушений норм Арбитражного процессуального кодекса судом первой инстанции, которые могли бы служить основанием для отмены решения, выявлено не было.

Таким образом, ФАС Волго-Вятского округа отказал в удовлетворении жалобы, оставив решение суда первой инстанции без изменения.

Расходы по уплате государственной пошлины суд отнес на заявителя, так как он проиграл спор (ст. 110 АПК РФ).

Аренда недвижимости

Компания решила сдать часть своей недвижимости в аренду. Заключила договор с фирмой-арендатором без указания срока аренды. После этого компания-арендодатель передала в пользование арендатору помещения. Фактическое получение недвижимости в пользование оформили как положено – актом приема-передачи. Однако расторгнуть договор оказалось не так-то просто. На 4 письма о расторжении сделки с просьбой освободить помещения общей площадью 1328 квадратных метра арендатор никак не отреагировал.

Арендодателю пришлось обращаться в суд с иском о выселении ответчика из этих помещений. Ситуация осложнялась тем, что часть недвижимости арендатор занимал по договору о совместной деятельности (простое товарищество) с арендодателем. Это и стало его главным аргументом.

Однако 3 судебные инстанции, в которых рассматривалось дело, не вняли доводам ответчика и удовлетворили иск. Вот логика судов.

Если срок аренды в договоре не определен, то он считается заключенным на неопределенный срок (п. 2 ст. 610 ГК РФ). В этом случае любая сторона может отказаться от договора в любое время. Главное – предупредить об этом другую сторону за месяц, а при аренде недвижимого имущества – за 3 месяца. Однако стороны могут изменить этот срок в соглашении. В нашем случае арендодатель и арендатор воспользовались этим правом и установили другой срок – 1 месяц. Значит, договор считается расторгнутым спустя месяц после направления первого письма.

В случае прекращения договора аренды арендатор должен вернуть имущество арендодателю. Так сказано в статье 622 Гражданского кодекса.

Доводы заявителя о том, что право пользования помещениями принадлежит ему на основании договора простого товарищества, суд не принял во внимание. Ведь арендуемая недвижимость была указана в акте приема передачи к договору аренды, а не товарищества.

Таким образом, определение суда первой инстанции и постановление апелляционного суда были едины во мнении: иск – удовлетворить, арендатора – выселить. Такое же мнение высказал Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа в постановлении от 3 декабря 2007 года по делу № А43-450/2007-19-4.

Расходы по уплате государственной пошлины суд отнес на заявителя, поскольку он проиграл спор (ст. 110 АПК РФ).

Опороченная деловая репутация

Фирма обратилась в арбитражный суд с иском к двум гражданам, которые, по ее мнению, распространяли сведения, не соответствующие действительности и порочащие деловую репутацию компании. Такое право предоставлено ей статьей 152 Гражданского кодекса.

Сведения, порочащие репутацию, содержали письма, которые были направлены двум другим фирмам.

В качестве компенсации истец потребовал выплатить ему 1 млн рублей. Однако суд первой инстанции удовлетворил иск лишь частично и взыскал с ответчиков по 10 000 рублей. Апелляционный суд оставил это решение без изменения. Ответчики не согласились с этими судебными актами и обратились в ФАС Волго-Вятского округа с кассационной жалобой. В ней ответчики просили отменить решение суда первой инстанции и определение апелляционного суда.

По их мнению, сведения, которые содержат письма, полностью соответствуют действительности. Ведь фирма, которая является акционерным обществом, не проводила общих собраний акционеров и совершала крупные сделки без их одобрения. В том числе заключала договоры лизинга оборудования, получала кредиты и различные ценности в рассрочку. Кроме того, ответчики жаловались на то, что суды двух предыдущих инстанций не обязали фирму представить суду документы о совершении этих сделок.

Несмотря на доводы заявителей, окружной арбитражный суд не отменил акты предыдущих судебных инстанций, а кассационную жалобу оставил без удовлетворения (постановление от 30 ноября 2007 г. по делу № А43-34385/2006-15-91). И вот почему.

Статья 152 Гражданского кодекса предоставляет право фирме требовать опровержения сведений, которые порочат ее деловую репутацию, а также возмещения причиненных ей убытков. При этом фирма не обязана доказывать, что сведения не соответствуют действительности. Обязанность доказать правдивость сведений лежит на том лице, которое их распространяет.

То есть иск о защите деловой репутации может быть удовлетворен только при одновременном выполнении трех условий.

1. Сведения об истце распространял ответчик. В данном деле ответчики этого не отрицали.

2. Сведения не соответствуют действительности. В этом споре ответчики не смогли документально подтвердить сведения, которые содержались в письмах. Их ссылка на то, что фирма не представила «оправдательные» документы судом принята не была. Ведь она не обязана была доказывать свою правоту.

3. Сведения порочат деловую репутацию истца. Порочащими являются сведения, которые не соответствуют действительности и содержат утверждения о нарушении фирмой действующего законодательства (п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»). Как видно, письма действительно содержали сведения о нарушении фирмой действующего законодательства, которые не соответствуют действительности.

Таким образом, опороченная репутация фирмы налицо. А значит, кассационная жалоба ответчиков не может быть удовлетворена. Кроме того, на них отнесены расходы по уплате государственной пошлины (ст. 110 АПК РФ).

Продажа муниципального имущества

Фирма заключила с муниципальным образованием договор купли-продажи недвижимого имущества. После этого компания обратилась в Управление Федеральной регистрационной службы (УФРС) для регистрации приобретенной недвижимости. Однако УФРС отказало в регистрации. Это и стало причиной обращения фирмы в суд с требованием признать решение УФРС незаконным и обязать Управление зарегистрировать право собственности на спорные объекты. В качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, был привлечен муниципалитет.

Судьи первой, апелляционной и кассационной инстанций не разделили мнение фирмы, а поддержали Управление Федеральной регистрационной службы. Дело в том, что компания купила объекты энергетики: воздушные и кабельные линии. А статья 30 Федерального закона от 21 декабря 2001 года № 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества» устанавливает запрет на куплю продажу объектов энергетики которые предназначены для обслуживания населения.

Довод фирмы о том, что муниципальное имущество было куплено «не в составе имущественного комплекса» муниципального предприятия, суд не убедил.

Нарушений норм Арбитражного процессуального кодекса судами первой и апелляционной инстанций, выявлено не было. Следовательно, ФАС Волго-Вятского округа (кассационная инстанция) своим постановлением от 29 ноября 2007 года по делу № А28-4124/2007-201/12 в удовлетворении жалобы отказал. Расходы, связанные с кассационной жалобой, – отнес на фирму-заявителя (ст. 110 АПК РФ).

Договор подряда

Две фирмы заключили договор подряда. Подрядчик обязался выполнить работы по ремонту крыши, а заказчик – оплатить их стоимость. Подрядчик свои обязательства по договору выполнил, однако деньги в полном объеме не получил.

В поисках справедливой оплаты своего труда он обратился в арбитражный суд. Истец (подрядчик) требовал взыскать с ответчика (заказчика) 422 000 рублей основного долга. И, кроме того, – 145 676 рублей процентов за пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК РФ). Однако до принятия судом решения истец уменьшил сумму требования в части взыскания процентов до 18 209 рублей. Такое право предусмотрено пунктом 1 статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса.

Актами судов первой и апелляционной инстанций иск был удовлетворен частично. Суд первой инстанции решил взыскать 150 000 рублей долга и 6562 рубля процентов. Постановлением апелляционного суда с ответчика взыскано 422 000 рубля и 5409 рублей соответственно.

Однако ответчик не согласился ни с тем, ни с другим решением и подал кассационную жалобу в Федеральный арбитражный суд Уральского округа.

Дело осложнялось тем, что стороны не определили предмет договора. То есть объект, который необходимо отремонтировать. А это является существенным условием договора подряда (п. 1 ст. 702 ГК РФ). Если стороны не достигли соглашения по всем существенным условиям, то и договор считается незаключенным (п. 1 ст. 432 ГК РФ). Следовательно, он не влечет никаких юридических последствий для сторон.

Между тем суды пришли к выводу, что подрядные от ношения между сторонами все же сложились. Ведь факт выполнения работ был подтвержден документально. Заказчик результат работ получил и использует его. Следовательно, выполненные по договору работы представляют для него потребительскую ценность. А раз так, то он должен оплатить эти работы.

Каких-либо нарушений норм Арбитражного процессуального кодекса судами предыдущих инстанций допущено не было. Поэтому окружной арбитражный суд оставил постановление апелляционного суда без изменения, а кассационную жалобу – без удовлетворения. Об этом было вынесено постановление от 28 ноября 2007 года № Ф09-9788/07-С4.

Поставка сырья

Фирма заключила договор поставки. Она приобрела у поставщика заготовки для дальнейшего производства стальных мелющих шаров. Однако качество поставленных заготовок не удовлетворило фирму. Сырье оказалось непригодным для производства этих шаров. Поставщик отказаться вернуть стоимость заготовок, и покупателю больше ничего не оставалось, кроме как искать правду в суде.

Истец заявил иск о взыскании убытков на сумму около 3 млн. рублей. Но до принятия решения судом первой инстанции уточнил свои требования и просил взыскать убытки в сумме 2,5 млн. рублей. Такое право предусмотрено пунктом 1 статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса.

Суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили требования в полном объеме. Такие решения, как это часто бывает, не устроили другую сторону спора – ответчика. Он подал кассационную жалобу в Федеральный арбитражный суд Московского округа. Но кассационная инстанция оставила судебные акты предыдущих судов без изменения (постановление от 8 ноября 2007 г. № КГ-А41/11348-07). Почему же все суды были так единодушны? И какие доводы приводил поставщик в свою защиту?

Как видно из материалов дела, поставщик при заключении договора был поставлен в известность о том, для каких целей приобретается товар. А именно – для изготовления стальных шаров. Потому ответчик должен был поставить истцу материал, пригодный для переработки в эти шары (такую обязанность предусматривает п. 2 ст. 469 ГК РФ). Однако поставленные заготовки были слишком пористые и не могли быть использованы для производства мелющих шаров. Это было подтверждено заключениями двух экспертиз. Но и у ответчика были доводы в свою пользу. Он утверждал, что приемка товара была произведена с существенными нарушениями законодательства.

Однако суд таких нарушений не установил. Не обнаружил ФАС Московского округа и нарушений Арбитражного процессуального кодекса судами предыдущих инстанций. А потому справедливо оставил кассационную жалобу поставщика без удовлетворения.

Поставка оборудования

Фирма заключила договор поставки в качестве покупателя. По договору она получила систему СУ-5Д. После этого произвела предварительную оплату в размере 775 620 рублей. Но вскоре выяснилось, что поставленный товар оказался некомплектным.

Фирма составила акты рекламации, которые направила поставщику. Но товар так и не был доукомплектован.

Спустя полгода покупатель выставил поставщику претензию о расторжении договора и возврате уплаченной суммы. Опять никакой реакции. За взысканием суммы предоплаты покупателю пришлось обратиться в суд.

Действительно, если покупатель получил некомплектный товар, то он может потребовать либо соразмерного уменьшения стоимости товара, либо его доуком-плектования в разумный срок (п. 1 ст. 480 ГК РФ).

Поставщик не доукомплектовал товар, поэтому покупатель отказался от договора и потребовал возврата уплаченных денег. Такое право ему предоставляет пункт 2 статьи 480 Гражданского кодекса. Вот только судьи всех тех инстанций не разделили такую точку зрения и отказали покупателю в удовлетворении иска. Дело в том, что истец не представил целый ряд необходимых документов. Вот они.

1. Акт приемки товара по качеству и комплектности. Составления этого акта требуют сразу два документа, на которые стороны ссылаются в договоре:

  • инструкция о порядке приемки ПТН и товаров народного потребления по количеству (постановление Госарбитража при Совете Министров СССР от 15 июля 1965 г. № П 6);
  • инструкция о порядке приемки ПТН и товаров народного потребления по качеству (постановление Госарбитража при Совете Министров СССР от 25 апреля 1966 г. № П 7).

Инструкции П-6 и П-7 применяют только в том случае, если это предусмотрено соглашением сторон договора поставки.

2. Железнодорожная накладная. Предоставление этого документа также требуют инструкции П-6 и П-7.

Если нет накладной, то невозможно доказать, что груз в результате перевозки не был поврежден.

3. Акт о фактическом качестве и комплектности продукции. Стороны должны были его составить в день окончания приемки по качеству и комплекции (п. 29 Инструкции П-7).

Кроме того, в рекламациях не было полной информации о недопоставке отдельных блоков системы СУ-5Д. Да и вообще, товар был принят в одностороннем порядке. Следовательно, достоверных доказательств того, что оборудование некомплектно, просто нет.

Учитывая все эти обстоятельства, ФАС Восточно-Сибирского округа отказал покупателю в удовлетворении кассационной жалобы (постановление от 19 ноября 2007 г. № А19-14764/06-Ф02-8570/07).

Аренда воздушных судов

Фирма сдала в аренду два самолета АН 74. Подписали договоры. Фактическую передачу оформили актами. Прошел год, но плату за сданные в аренду воздушные суда фирма так и не получила. Больше ничего не оставалось, как обратиться за взысканием в суд. Арендатор выдвинул по каждому договору сразу несколько требований. Он потребовал взыскать:

  • сумму долга;
  • проценты за пользование чужими денежными средствами;
  • долг за гарантированный налет;
  • неустойку;
  • долг по возмещению страховой ответственности.

Арендатор не представил доказательств внесения арендных платежей. Поэтому суд удовлетворил требова-ния о взыскании долга.

За просрочку внесения арендной платы договором была установлена неустойка. А потому суд решил взыскать с ответчика неустойку, а также проценты за пользование деньгами истца. Такая возможность предусмотрена статьей 395 Гражданского кодекса.

Суд также полностью удовлетворил требование по возмещению расходов истца на страхование ответственности. В дополнительных соглашениях к договорам было установлено, что арендодатель страхует экипаж, пассажиров, багаж, ответственность перед другими лицами. А арендатор возмещает ему эти расходы. Однако арендатор от выполнения этой обязанности уклонился.

Что же касается долга за так называемый «гарантированный налет», то суд не удовлетворил это требование. Оплата гарантированного налета – это плата за 700 часов в год, вне зависимости от того, отлетал ли их самолет фактически или нет. В дополнительных соглашениях к договорам было написано, что «датой начала исчисления гарантированного количества летных часов считается дата передачи воздушного судна в аренду». В актах передачи самолетов было сказано, что они переданы без двигателя, планера и некоторых других узлов. При этом истец (арендодатель) не доказал, что самолеты можно использовать без этих узлов. А раз так, то срок гарантированного налета нужно считать не с момента передачи техники, а с даты, когда эти самолеты можно будет использовать.

В таком решении суды первой и апелляционной инстанций были единодушны. Согласился с ними и ФАС Московского округа (постановление от 8 ноября 2007 г. № КГ-А40/11504-07).

Арбитражный управляющий

Районный прокурор обратился в областной суд с заявлением о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности по части 3 статьи 14.13 Кодекса об административных правонарушениях. То есть за неисполнение обязанностей, которые предусмотрены законодательством о банкротстве.

Решением суда требования прокурора удовлетворены. Арбитражный управляющий подал апелляционную жалобу, но и это ему не помогло. Тогда он решил обжаловать судебные акты в Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа. Но и окружной суд не помог арбитражному управляющему избежать административной ответственности (постановление от 11 декабря 2007 г. № Ф04-8391/2007(40724-А46-19)). Что же он совершил?

Как следует из материалов дела, конкурсный управляющий допустил поступление выручки в кассу предприятия банкрота в «обход» расчетного счета. Этим он нарушил статью133 Федерального закона от 26 октября 2002 года «О несостоятельности (банкротстве)». Там сказано, что управляющий должен использовать только один счет должника в банке. На этот счет нужно зачислять все деньги, которые поступают фирме-банкроту.

Ссылки арбитражного управляющего на малозначительность совершенного им нарушения судьи во внимание не приняли.

А вот еще одно похожее дело о нарушении арбитражным управляющим законодательства о банкротстве (ч. 3 ст. 14.13 КоАП). Его также рассматривал ФАС Западно-Сибирского округа (постановление от 6 декабря 2007 г. № Ф04-8326/2007(40627-А70-29)).

Управление Федеральной регистрационной службы обратилось в областной суд с заявлением о привлечении арбитражного управляющего кадминистративной ответственности. Суд первой инстанции принял решение удовлетворить заявление. Апелляционный и кассационный суды оставили это решение без изменения.

Суть дела была в следующем. Арбитражный управляющий продал станок фирмы банкрота, который находился в залоге. При этом не были проведены открытые торги. Хотя такую процедуру предусматривает часть 3 статьи 138 Федерального закона от 26 октября 2002 года «О несостоятельности (банкротстве)».

В свою защиту арбитражный управляющий заявил, что решение о продаже станка без проведения торгов было принято комитетом кредиторов должника. Однако суд не принял во внимание этот аргумент. Ведь Закон «О несостоятельности (банкротстве)» имеет большую юридическую силу, чем решение кредиторов. А значит, управляющий должен применять нормы закона.

Аренда муниципального имущества

Фирма взяла в аренду у мэрии земельный участок под торговые павильоны и киоски. Срок действия договора составлял три года. По прошествии этого времени договор ни перезаключать, ни расторгать не стали. Спустя еще три года Комитет по управлению земельными ресурсами и землеустройству мэрии уведомил фирму об отказе от договора и потребовал освободить земельный участок в течение трех месяцев. Компания посчитала действия Комитета незаконными и обратилась в суд.

Не найдя поддержки в первой и апелляционной инстанциях, фирма подала кассационную жалобу в ФАС Поволжского округа. Но окружной суд решения предыдущих инстанций оставил без изменения, а кассационную жалобу – без удовлетворения (постановление от 15 ноября 2007 г. по делу № А72-9800/06). На чем же основано такое решение?

После того как истек срок договора аренды, арендатор продолжал пользоваться земельным участком. Мэрия не возражала. Следовательно, договор считается перезаключенным на тех же условиях на неопределенный срок. Так сказано в части 2 статьи 621 Гражданского кодекса.

Каждая из сторон договора, заключенного на неопределенный срок, может в любое время отказаться от договора. Для этого она должна уведомить об отказе другую сторону за 1 месяц, а при аренде недвижимого имущества – за 3 месяца. Это правило закреплено в части 2 статьи 610 Гражданского кодекса. Таким образом, срок предупреждения о расторжении договора был соблюден.

Фирма попыталась доказать, что письмо, направленное мэрией, является недействительным. Однако это уведомление не является актом органа местного самоуправления. Следовательно, оно не может быть обжаловано в суде.

Кроме того, компания обратила внимание суда, что уведомление об отказе от договора было направлено неуполномоченным лицом.

Но и этот довод не был принят во внимание. Ведь в материалах дела была доверенность, выданная председателю Комитета по управлению земельными ресурсами и землеустройству. В ней было сказано, что председатель имеет право заключать, подписывать и расторгать договоры аренды земельных участков от имени мэрии.

Несвоевременное погашение кредита

Предприниматель (заемщик) заключил с банком (кредитором) договор об открытии кредитной линии.

Открытие кредитной линии – это соглашение, по условиям которого заемщик получает право на получение и использование в течение определенного срока денежных средств. Сумма этих средств не должна превышать оговоренного лимита.

По условиям договора банк предоставил предпринимателю кредитную линию с лимитом – 1,5 миллиона рублей. Предприниматель погасил долг несвоевременно, но выплатить неустойку и проценты за пользование чужими деньгами в полном объеме отказался.

Банк обратился в арбитражный суд. Суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили его требования полностью. Предприниматель с их решением не согласился и подал кассационную жалобу в ФАС Северо-Кавказского округа.

В жалобе он ссылался на статью 333 Гражданского кодекса. Там сказано, что суд может уменьшить неустойку в случае, если она несоразмерна последствиям нарушения обязательства. Как же суд определял соразмерность неустойки?

Для этого он внимательно изучил договор. Вот его условия:

  • кредит был предоставлен под 15% годовых;
  • банк начислял проценты с момента образования задолженности, то есть со дня снятия денег;
  • проценты перестают начисляться со дня погашения кредита.

Особое внимание в договоре было уделено процентам за просрочку платежа.

Если заемщик просрочит выплату, то банк начислит проценты за весь оставшийся срок действия договора, независимо от времени погашения долга.

Кроме того, за просрочку заемщик должен заплатить неустойку за каждый день просрочки – удвоенную ставку рефинансирования.

ФАС Северо-Кавказского округа посчитал такие условия справедливыми и не стал уменьшать размер санкций (постановление от 22 ноября 2007 г. № Ф08-7541/07).



Полная версия этой статьи доступна только платным пользователям бератора

Чтобы получить доступ, просто оформите заказ на бератор:

  • Мы откроем вам доступ сразу после оплаты
  • Вы получите бератор по очень выгодной цене
  • Все новые возможности бератора вы будете получать бесплатно!

Если у вас уже есть доступ, войдите в личный кабинет



< Предыдущая страница Следующая страница >
 Закажите бератор сейчас
и получите отличный подарок
Заказать бератор