.

…и подпись – «коронавирус»

Волны пандемии начинают спадать. На смену им катятся волны взаимных претензий, исков и прочих, как говорят в деловых кругах, «предъяв». Часть из них касается ситуаций, когда в кризисной суматохе кто-то не вполне уполномоченный именно что «подмахнул», а не подписал какой-то документ, причем как раз не глядя. А теперь – расхлебывать.

Стандартная картина – офис а ля «все ушли на фронт». Гендир Эдуард Патрикеевич бережет здоровье сотрудников, поэтому в офисе появляется редко (а вдруг он заразный, чай, в Будапешт перед новым годом летал). Полномочия подписывать важные документы он, разумеется, делегировал, но как-то уж очень на ходу, на словах, да еще и подзабыл, кому и что. А те, кому вроде бы делегировали, вообще ничего не поняли. И «понеслось»…

Актуально

Самая распространенная ситуация: руководитель отсутствует, а документ подписать надо срочно! Хорошо, если на месте уполномоченное замещающее лицо. А если нет? Подделывать подпись на свой страх и риск по телефонной просьбе руководителя? Вам стоит знать, что будет признано подделкой документа, какая ответственность при каких обстоятельствах может за это грозить. Мы проанализировали возможные варианты – они касаются дисциплинарной, гражданско-правовой, административной и уголовной ответственности.

Обычно, когда говорят о подделке документов, невольно на ум приходят картины поддельных паспортов, удостоверений и преступной группы, которая занимается сбытом фальшивок. Однако на практике подделкой порой занимаются и обычные люди, например офисные сотрудники, причем не задумываясь о сути своих действий. Предположим, требуется подписать срочный документ, а начальника нет в офисе, и он просит по телефону поставить подпись «за него». Или подписывают акт приема-передачи работ до их завершения, так как в нужное время не будет уполномоченного лица и т. п. Конечно, тут можно возразить: какая же это подделка-то, «просто подписать»? И как можно сравнивать фальшивые паспорта и «невинную» подпись на каком-нибудь приказе – разные масштабы. И разные последствия… Но так ли это на самом деле? Давайте разберемся.

Документ – правовые последствия

Для начала определимся с тем, что же такое документ. Это позволит нам выработать понятные критерии фальсификации документа. Погружаться в научно-правовые глубины теории не будем, а просто определимся, как отделить «просто бумагу» от «документа».

В пунктах 7, 8 ГОСТ Р 7.0.8-2013 «Система стандартов по информации, библиотечному и издательскому делу. Делопроизводство и архивное дело. Термины и определения» есть два определения:

‒        документ – зафиксированная на носителе информация с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать;

‒        официальный документ – документ, созданный организацией, должностным лицом или гражданином, оформленный в установленном порядке.

В статье 1 Федерального закона от 29.12.1994 № 77-ФЗ «Об обязательном экземпляре документов» под документом понимается материальный носитель с зафиксированной на нем в любой форме информацией в виде текста, звукозаписи, изображения и (или) их сочетания, который имеет реквизиты, позволяющие его идентифицировать, и предназначен для передачи во времени и в пространстве в целях общественного использования и хранения.

В ГОСТ Р ИСО 15489-1-2019 «Система стандартов по информации, библиотечному и издательскому делу. Информация и документация. Управление документами. Часть 1. Понятия и принципы» есть пункт 3.14, где сказано, что «документы (records) – это документированная информация, созданная, полученная и сохраняемая организацией или частным лицом в качестве доказательства (см. 3.10) и актива для подтверждения правовых обязательств или деловой транзакции (см. 3.18)».

Проследим за отметками «см.» и увидим следующее:

‒        в п. 3.10: доказательство (evidence) – документация о транзакции (деловой операции);

‒        в п. 3.18: транзакция (transaction) – наименьшая единица рабочего процесса обмена информацией и/или другими ресурсами между двумя или более участниками или системами.

Какой вывод мы теперь можем сделать? Документ – это совокупность определенной информации, которая:

‒        зафиксирована на носителе (бумажный, электронный, пленка и т. п.);

‒        отражает существование определенного факта, его содержание и свойства, в том числе отдельных элементов «внутри» факта;

‒        позволяет сохранить во времени и передать эту информацию в пространстве, в том числе третьим лицам;

‒        обладает особым доказательственным свойством;

‒        создана и оформлена организацией, должностным лицом или гражданином в установленном законом или внутренними регламентами порядке (в т. ч. подписана уполномоченным лицом);

‒        содержит реквизиты, позволяющие идентифицировать документ.

Совокупность этих признаков придает документу еще три важных свойства, указанных в пунктах 14, 15, 17 ГОСТ Р 7.0.8-2013, а именно:

‒        юридическую значимость – свойство документа выступать в качестве подтверждения деловой деятельности либо событий личного характера;

‒        юридическую силу – свойство вызывать правовые последствия;

‒        достоверность – свойство, при котором содержание документа является полным и точным представлением подтверждаемых операций, деятельности или фактов и которому можно доверять в последующих операциях или в последующей деятельности.

Теперь мы получили критерии, которые позволяют отделить «просто бумагу» от документа, хотя оба могут фиксировать факты из жизни и передавать сведения в пространстве и времени.

«Просто бумага» при определенных обстоятельствах может использоваться как доказательство факта даже в суде (ст. 71 ГПК РФ, ст. 75 АПК РФ). Но у нее нет другого свойства, которое превратило бы ее в документ – она не обладает юридической силой и не влечет правовых последствий. В чем это проявляется? Давайте разберем несколько наглядных ситуаций.

Пример 1. Тетрадка – тоже документ

Возьмем для примера учет рабочего времени. Допустим, начальник цеха записывал в тетрадке, кто пришел на смену, а кого не было, потом перенес эту информацию в табель учета рабочего времени. Гораздо позже обнаружил небольшое расхождение между сведениями в них, и установить, где правильно, не получается – начальник не помнит, где верная информация. Данные из какого документа будут обладать юридической силой и использоваться для начисления заработной платы?

Обязанность вести учет отработанного работниками времени установлена частью 4 статьи 91 ТК РФ, для этого, как правило, используется специальная унифицированная форма табеля учета рабочего времени (№ Т-12 или № Т-13, утв. Постановлением Госкомстата России от 05.01.2004 № 1). Она заполняется в установленном порядке, содержит конкретные реквизиты и подписывается уполномоченным лицом. Это отличает табель от тетрадки, потому для бухгалтерии приоритет за табелем, который обладает сразу и юридической значимостью, и юридической силой в силу особого статуса, закрепленного за ним законодательством и локальными нормативными актами. «Официальной» силой будет обладать табель и для судов (см. Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 27.08.2018 № Ф02-3895/2018 по делу № А19-26665/2017, Апелляционное определение Московского городского суда от 18.06.2019 по делу № 33-26470/2019).

Тетрадка же может использоваться как одно из доказательств в споре о достоверности данных в табеле, но пока достоверность не опровергнута, табель считается документом, а тетрадка – «просто бумагой» для внутреннего пользования.

Пример 2. Частное мнение

Подобное справедливо и для другого примера: работник может написать в соцсети о том, как ему надоела работа – уволиться бы. Но может ли работодатель, прочитав этот пост, уволить работника по «собственному желанию»? Нет, конечно! Почему? У поста в соцсети нет свойства документа – юридической силы, поскольку в соответствии со статьей 80 ТК РФ заявление работника должно быть адресовано работодателю в письменной форме и выражать желание прекратить трудовой договор (содержать определенные реквизиты и подаваться в особом порядке). В противном случае это «просто писанина» с жалобой на условия труда.

Судебная практика (Апелляционное определение Московского областного суда от 20.08.2014 по делу № 33-16314/2014): у сотрудника не сложились отношения с работодателем, не нравились условия труда, он перестал выходить на работу, написал заявление, в котором выразил недовольство режимом и оплатой, просил вернуть трудовую книжку. А работодатель уволил его за прогул и суд признал увольнение «по статье» обоснованным, поскольку в заявлении не было четко выраженного указания на желание именно уволиться. Кроме того, в заявлении не было предусмотренных для него реквизитов (не соблюдена форма) – и заявление расценили как обычное письмо с жалобой, а невыход на работу – прогулом.

В этом плане хорошо передает свойство документа удачная формулировка в статье 9 Федерального закона от 06.12.2011 № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете»: первичный учетный документ оформляет конкретный факт хозяйственной жизни, содержит установленные законом реквизиты, оформляется в установленном порядке.

Это применимо к любому документу. Документом бумагу делает не просто информация, а способ ее фиксации и то, как она отражает факт хозяйственной жизни. Задача «просто бумаги» – передать какие-то сведения, задача документа – доказать существование факта.

Пример 3. Вот так номер!

Пример: номер телефона на бумаге – просто обмен информацией с кем-то «для связи», это ни к чему не обязывает, и никто не гарантирует верность этих сведений. Номер телефона в документе – подтверждение официального канала связи с конкретным человеком или организацией. Искажение информации здесь влечет за собой правовые последствия вплоть до возможности требовать возмещения причиненных убытков.

Подделка – осознанное искажение достоверности документа

Между тем юридические значимость и сила основаны на другом важном свойстве документа – достоверности.

Можно учитывать еще два основных требования к судебным доказательствам (ст. 59, 60 ГПК РФ, ст. 67, 68 АПК РФ, ст. 60, 61 КАС РФ): относимость – когда документ относится к обстоятельствам спора, подтверждает или опровергает определенный факт, имеющий отношение к существу спора (например, факт оплаты по договору может подтверждаться платежным поручением, выпиской о движении средств на банковском счете и т. п., но не ведомостью о зарплате сторожа Сидорова); допустимость – факт должен подтверждаться способом, установленным законом. Так, некоторые договоры должны заключаться в письменной форме (например, договор займа между юрлицами), и если это требование не соблюдено, то ссылаться на свидетельские показания нельзя, а вот документы в пользу заключения договора предоставлять можно, скажем, те же платежные поручения об оплате.

Предполагается, что документ отражает факт верно. А любое искажение достоверности «отрывает» документ от реального факта, и тем самым подрываются его сила и значимость.

Тогда искажение достоверности – и есть подделка документа? Не всегда, потому что оно может быть и несознательным, в силу определенных препятствий:

‒        ошибочные сведения, поступившие из других источников;

‒        невнимательность (халатность) лица, фиксирующего сведения;

‒        сбой в программном обеспечении или при передаче сведений;

‒        повреждение носителя с первоисточником информации и т. п.

Пример 4. Неосознанная обходимость

Пример: при пересчете товара кладовщик ошибся и недосчитался одной упаковки, вместо 100 штук отразил в документах 99. В результате в складских документах пошло искажение, они уже не отражают реальное «наполнение» товарных запасов. Но вот подделка ли это первичных учетных документов? Скорее нет, чем да.

В Постановлении № 47-13 Межпарламентской Ассамблеи государств – участников СНГ «О Глоссарии терминов и понятий, используемых государствами – участниками СНГ в пограничной сфере» (принято в г. Санкт-Петербурге 13.04.2018) дано определение поддельного документа – это разновидность фальшивого документа; подлинный документ с частично измененными (путем подчистки, исправления, дописки и т. п.) реквизитами или содержащимися в нем сведениями.

Способ подделки не влияет на квалификацию деяния и может быть любым: подчистка, дописка, подделка подписи, заверение поддельной печатью, переклеивание фотографии. Подделка может касаться всего подделываемого документа или его части (например, только изменения фамилии в удостоверении). Подделкой признается и полное изготовление фальшивого документа (так сказано в Методических рекомендациях по выявлению и пресечению преступлений в сфере экономики и против порядка управления, совершенных сторонами исполнительного производства (утв. ФССП России 15.04.2013 № 04-4)).

Основываясь на приведенном юридическом базисе, сделаем вывод простым человеческим языком. Итак, что отличает подделку:

‒        искажается достоверность документа – он начинает свидетельствовать факт, которого не было, либо меняет отдельные характеристики реального факта;

‒        имитация делается умышленно (человек понимает, что он совершает). Хотя речь может идти о разном уровне понимания, о разном наполнении умысла, но в целом подделывающее документ лицо осознает факт искажения действительности (необязательно понимать, что подделывается документ, достаточно осознания процесса имитации).

Это и отличает «просто» искажение, как в примере с кладовщиком, от подделки. Вот если бы кладовщик намеренно утаил одну упаковку товара, чтобы ее «стащить», или понимал, что ошибся, но все равно отразил неверные сведения, то речь шла бы о подделке первичного учетного документа.

Если же это была неосознанная ошибка и кладовщик не присвоил себе эту упаковку (она осталась на складе), то подделки документа не было, была только ошибка в его составлении.

К таким же выводам обычно приходят суды (Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 25.09.2018 № Ф07-7806/2018 по делу № А56-4694/20175).

Так, суд Северо-Западного округа, направляя дело о «подлинности» договора на новое рассмотрение, отметил, что под фальсификацией доказательств понимается подделка либо фабрикация лицом, участвующим в деле, либо его представителем вещественных доказательств и (или) письменных доказательств (документов, протоколов и т. п.).

Аналогичный вывод встречается и в ряде других дел: Постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 19.12.2019 № 9АП-70907/2019 по делу № А40-87993/2019; Постановлении Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.06.2018 № 12АП-6246/2018 по делу № А57-12982/2017; Апелляционном приговоре Свердловского областного суда от 12.10.2016 по делу № 22-8192/2016

Фальсификация письменных и вещественных доказательств может производиться в различных формах: посредством внесения в документ недостоверных сведений, изменения содержания документа или составления его (фабрикация). Часто «фальсификация» и «подделка» используются как синонимы или разновидности способов создания фальшивки

Фальсификация доказательств по гражданскому делу может быть совершена только при наличии прямого умысла. Мотивом этого преступления является личная заинтересованность в исходе дела или корыстные побуждения.

Фальсификация предполагает сознательное искажение представляемых доказательств путем их подделки, подчистки, внесения в них ложных сведений или исправлений, искажающих действительный смысл (Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 05.08.2019 № Ф03-2825/2019 по делу № А73-8610/2018).

На практике выделяют множество видов и способов подделки: от интеллектуального, когда меняется изначально содержание документа, до технического – искажение информации в уже готовом документе (подчистка, подмена через ксерокопирование и т. п.), а также сочетание этих способов.

Поставил подпись за начальника = совершил преступление?

Допустим, вас попросили подписать документ за другое лицо. В чем смысл этого действия? Подписание – это заверение документа уполномоченным лицом путем проставления рукописной либо электронной подписи.

Теперь представим ситуацию, что директор заболел, а подписать документ надо срочно, он просит это сделать своего секретаря Иванову. Будет ли такой документ сфальсифицированным? Ведь:

- в документе отражено, что подпись принадлежит директору Петрову, а по факту росчерк, похожий на подпись Петрова, поставила Иванова. Те, кто будет видеть документ, будут думать, что его подписал Петров. Налицо искажение достоверности информации в документе;

- секретарь действовала по просьбе директора, приняла осознанное решение, понимала смысл своего действия, но у нее не было умысла получить личную выгоду, она действовала в интересах организации, своего коллектива, «спасая ситуацию» как это было возможно.

По факту произошла подделка документа путем имитации подписи. Но если организация одобрит этот документ, то есть будет его исполнять, то, скорее всего, о фальсификации никто и не узнает – «фирма будет спасена».

А вот если данная просьба руководителя была элементом более крупной задуманной им игры, где секретарь оказалась только пешкой, и потом всплывет фальсификация подписи, то уже правоохранительные органы и суд будут оценивать все собранные доказательства по данному делу, чтобы понять, кто и какую выгоду от этого пытался получить.

Суды обычно расценивают проставление подписи за другое лицо как фальсификацию: ИФНС по результатам проверки приняла решение о доначислении налогов, пени, штрафа за занижение налогооблагаемой базы индивидуальным предпринимателем. Суд поддержал ИФНС, поскольку ИП не подтвердил реальность расходов, на которые занижена налогооблагаемая база: договоры и иные документы, предоставленные ИП, были подписаны от имени директора А. контрагента ООО, но, как показала экспертиза, подпись за А. была выполнена иным лицом, кроме того, А. отрицал наличие деловых связей с ИП.

В другом, также налоговом, деле, экспертиза выявила подделку подписи на документах. Выяснилось, что они были подписаны другим лицом «по просьбе». Документы были признаны судом сфальсифицированными (Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.06.2017 № 15АП-6957/2017 по делу № А53-25220/2016).

Как правило, в обычной «офисно-деловой» среде чаще всего встречаются подделки документов через проставление подписи за другое лицо, составление документа «задним числом» или «на будущее», искажение реальных данных в документе, создание «фиктивных» документов, в которых отражается несуществующий факт.

Участник конкурса на заключение госконтракта предоставил подложные договоры на проектные работы, хотя в реальности такие договоры не заключал, работы не выполнял. Итог:

‒        документы признаны сфальсифицированными;

‒        госконтракт расторгнут;

‒        с организации взысканы деньги, полученные по контракту, и проценты за пользование чужими денежными средствами (Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 26.11.2019 № Ф10-5654/2019 по делу № А84-4547/2018).

В этом деле подделали документы, подтверждающие возникновение права собственности на нежилые помещения. Это привело к возбуждению уголовного дела и признанию недействительными договоров купли-продажи (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 23.09.2019 № Ф05-23556/2018 по делу № А40-41425/2017).

Экспертиза выявила, что печать на первичном учетном документе проставили в иную дату, чем указано на самом документе. Это привело к направлению на новое рассмотрение дела о включении в реестр требований кредиторов должника (банкрота) – Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 12.09.2018 № Ф10-4773/2015 по делу № А48-5865/2014.

Приводить примеры можно еще долго, но, как показал анализ судебной практики за последние три года, подавляющее большинство случаев фальсификации связано либо с имитацией подписи, либо с созданием «мнимых» документов (первичных учетных, договоров и т. п.). Наиболее распространенные последствия:

‒        признание договоров незаключенными;

‒        взыскание полученных денежных средств;

‒        отказ во включении требований кредитора в реестр требований кредиторов должника (банкрота);

‒        взыскание штрафных санкций;

‒        внесение в реестр недобросовестных поставщиков (исполнителей) и др.

При этом заметьте: в ряде случаев фальсификация приводит к возбуждению уголовного дела, в других – нет. С чем это связано?

Варианты ответственности за подделку документа

В отечественном законодательстве за подделку документов предусмотрено четыре основных вида ответственности. Исследовать каждый из них глубоко не будем. Наша задача – продемонстрировать существующий ассортимент основных мер наказания и обозначить их отличия.

1.       Гражданско-правовая ответственность предусмотрена ГК РФ, иными федеральными законами в сфере хозяйственного оборота. Выражается, например, в виде признания договора незаключенным, уплаты штрафных санкций контрагенту, взыскания убытков с виновного лица, отказа принять документ в качестве доказательства и т. п. На практике этим заканчивается заключение притворных сделок (например, когда куплю-продажу прикрывают дарением). Если захотите углубиться в эту тему, то можете посмотреть в ГК РФ: статью 166 «Оспоримые и ничтожные сделки», статью 167 «Общие положения о последствиях недействительности сделки», статью 170 «Недействительность мнимой и притворной сделок».

Ряд исследователей выделяют также в качестве отдельных разновидностей юридической ответственности гражданско-процессуальную и арбитражно-процессуальную. Но это является дискуссионным моментом.

2.       Дисциплинарную ответственность может применить работодатель при выявлении факта подделки документов работником (ст. 192 ТК РФ). В зависимости от вида фальсификации и тяжести последствий к работнику могут применяться меры вплоть до увольнения (хотя можно отделаться и легко – замечанием или выговором).

Справочно

Статья 192 «Дисциплинарные взыскания» Трудового кодекса РФ. «За совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные взыскания: 1) замечание; 2) выговор; 3) увольнение по соответствующим основаниям. Федеральными законами, уставами и положениями о дисциплине (часть пятая статьи 189 настоящего Кодекса) для отдельных категорий работников могут быть предусмотрены также и другие дисциплинарные взыскания. …При наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен».

3. Административная ответственность. Обратите внимание на ст. 19.23 КоАП РФ, которая наказывает за подделку документа, удостоверяющего личность, подтверждающего наличие у лица права или освобождение его от обязанности, а равно подделку штампа, печати, бланка, их использование, передачу либо сбыт. С 06.08.2019 наказание по ней увеличили – верхняя планка штрафа поднялась с 40 000 до 50 000 руб., а за повторное нарушение – до 100 000 руб. с конфискацией орудий преступления. Но под эту статью подпадают юрлица, а физлицам грозит за такое нарушение уголовная статья 327.

4. Уголовную ответственность от административной всегда отличает бОльшая общественная опасность нарушения.

Наиболее известна в «широких массах» статья 327 УК РФ «Подделка, изготовление или оборот поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей или бланков», хотя в УК РФ предусмотрена ответственность и за иные преступления, связанные с фальсификацией, но уже «специфичных» документов (например, акцизных марок, номера транспортного средства, денег и др.).

Важно! Ответственность за подделку документов для граждан по статье 327 УК РФ более строга, чем для организаций по статье 19.23 КоАП РФ, и смягчить ответственность для человека с переквалификацией на административное правонарушение не получится (Кассационное определение Суда Чукотского автономного округа от 21.06.2010 по делу № 22-22/10, 1-01/10).

Под уголовные статьи подпадают преступления, у которых большая степень общественной угрозы. Обычно предметом подделки в такого рода делах становятся документы, подтверждающие наличие права на что-то или подтверждающие личность человека. Основная цель таких подделок – обманным путем получить выгоду, причем часто с обманом государства.

По статье 327 УК РФ по-разному наказывают за изготовление, приобретение и использование поддельного документа. Ассортимент наказаний широк, доходит и до лишения свободы до четырех лет, хотя можно отделаться и принудительными работами, и штрафом в 80 000 руб. – это решит суд в зависимости от обстоятельств дела.

Конечно, при подделке подписи руководителя на договоре или ознакомительной подписи работника на приказе об увольнении имеет место фальсификация. Но обстоятельства и последствия тут будут разными.

Пример 5. Рука – как не своя

Работник Конев серьезно повредил руку и увольняется, поэтому не может поставить нормальную подпись об ознакомлении на приказе, и расписаться в получении трудовой книжки он тоже не может.

Если при этом работник увольняется по доброй воле, то советуем его подпись не имитировать «чужой рукой» – пусть он лучше распишется хоть как-то, но сам. Можно еще сделать это в присутствии свидетелей и задокументировать актом, приложив копию медицинского документа о травме. А можно еще и видео процесса подписания и выдачи трудовой книжки на телефон заснять. Так вы и процедуру увольнения соблюдете, и себя обезопасите.

Если же в этой ситуации приказ подписали «чужой рукой», например, Лосева, то каковы последствия? Работник увольнялся добровольно и получил полагающиеся ему выплаты, трудовую книжку. Вреда для организации, для него самого, для государства нет. Каких-либо негативных последствий в виде претензий надзорных органов, трудового спора тоже нет.

Пример. 6 Их бин больной

Совсем иная ситуация, когда работник приносит больничный лист, но подчищает и подправляет в нем даты, продлевая период временной нетрудоспособности. В этой ситуации он претендует на выплаты, на которые не имеет права, так как за ними не стоит реального факта нетрудоспособности. Это уже сознательное преступление, обман государства и работодателя, это характеризует крайнюю степень неуважения к закону и общественным (публичным) интересам.

Подвести данное нарушение под статью 327 УК РФ, может, и не удастся (не тот масштаб ущерба), но вот дисциплинарная ответственность по статье 192 ТК РФ тут явно «светит».

Степень общественной опасности и в первом, и во втором случае наблюдается, но она разная. Если в первом нарушитель находится в «зелено-желтой» зоне, то во втором – уже точно в «красной».

А при подделке более серьезных документов, например, диплома об образовании или медицинской книжки, степень опасности «зашкаливает», и тогда наступает уголовная ответственность по статье 327 (Кассационное определение Верховного суда РФ от 22.01.2018 № 13-УД17-8, Постановление Московского городского суда от 28.09.2018 № 4у-5442/2018).

Связано это с тем, что использование подложного диплома и медицинской книжки ставит под угрозу жизнь, здоровье, безопасность людей, сохранность государственного и частного имущества (особенно если от квалификации работника зависит жизнь людей). Скажем, если человек болен открытой формой туберкулеза и устроится по фальшивой медкнижке в кафе, то сколько людей он может потенциально заразить опасной болезнью?

Второй элемент, на который обязательно обратит внимание суд, – направление умысла. В самом начале статьи мы объяснили, что подделка – это сознательное искажение документа. Но «направление» и содержание умысла «фальсификатора» могут быть разными.

Конев из примера повредил руку и попросил Лосева расписаться за него. Лосев, желая помочь коллеге, выполнил просьбу, не задумываясь о том, законно ли это, и не осознавая в полной мере, что совершает фальсификацию (хотя при должной степени осмотрительности мог бы это понять). Тут Лосев действует по легкомыслию, небрежности и совершает правонарушение по неосторожности.

Другое дело, если человек желает получить какую-то материальную или иную выгоду, например получить деньги за якобы выполненную работу по договору подряда, и осознанно подделывает подпись на документе, который позволит ему добиться незаконной выгоды. Это уже прямой умысел – человек прекрасно понимает, что нарушает закон, и он желает наступления опасных последствий.

Косвенный умысел – это когда человек особо не желает наступления каких-либо опасных последствий, но относится к этому безразлично: ему все равно, наступят они или нет и что там будет.

Вот именно содержание умысла и опасность последствий подделки документа и определяют, какую ответственность понесет виновник: «легкий испуг» в виде гражданско-правовой, дисциплинарной ответственности или же уголовную ответственность.

В большинстве «офисных» подделок нет признаков уголовного или административного правонарушения, поскольку и «масштаб» умысла, и «масштаб» подделки обычно незначительные – относительно безвредны. Но все зависит, конечно, от последствий использования подделки в будущем. Поэтому будьте осторожны.

В отличие от подделки, обычное искажение информации происходит зачастую неосознанно в силу разных причин: от внешних (ошибка в источнике информации, сбой в программном обеспечении и т. п.) до внутренних (усталость, недостаточный уровень знаний и т. п.).

Как оформить подпись за директора?

Подписывать документы за директора вполне может другое лицо. Предоставить право подписи можно по всем документам либо по определенным направлениям/вопросам, только в отсутствие директора либо всегда. Для этого можно оформить штатное заместительство, временный перевод, совместительство (как внутреннее, так и внешнее) или исполнение обязанностей временно отсутствующего директора без освобождения замещающего лица от основной работы. В зависимости от способа уполномочия «дублера» его подпись на документах вместо директора должна быть оформлена по-разному.

Кто может подписать документы за руководителя?

По умолчанию организацию представляет ее исполнительный орган. В большинстве компаний это гендиректор (директор, президент, ректор или др.), реже наряду с ним руководство текущей деятельностью осуществляется правлением/дирекцией (как коллегиальным исполнительным органом). Более экзотический вариант, который появился в России относительно недавно, – несколько директоров у одной организации. Компетенция исполнительного органа всегда прописывается в уставе организации (или ином учредительном документе), поэтому эту информацию надо искать там.

Бывает и так, что организация передает по договору осуществление полномочий своего единоличного исполнительного органа отдельному управляющему. Распространенные варианты формулировок устава разнятся. В одних – общие фразы, а в других права по изданию документов названы более конкретно.

Но один или даже несколько человек не в состоянии вникнуть во все документы и подписывать их от имени организации, поэтому делегирование части полномочий заместителям директора и руководителям подразделений – это распространенная практика. Причем четко оговариваются границы предоставляемых прав подписания документов от имени организации:

‒        документы по каким вопросам человек будет подписывать;

‒        может быть установлен лимит суммы сделки или могут быть введены ограничения в отношении отдельных видов сделок, которые вправе заключить человек;

‒        его права могут появляться только в случае «выхода из строя» основного подписанта – директора (например, если он на больничном, в отпуске или др.) или будут осуществляться параллельно с действующим руководителем организации.

Обратите внимание

При предоставлении права подписи документов за директора важно понимать, осуществляется ли это на постоянной основе или только на тот период, когда директор отсутствует и физически не может исполнять свои обязанности. От того, является ли замещение временным или постоянным, во многом зависит оформление полномочий и то, как выглядят реквизиты подписи, преамбулы подписываемых договоров и т. п.

Подписывать документы за директора при его наличии

Сначала поговорим о том, как предоставляется право подписи документов, когда директор и сам остается «при исполнении» (во всех этих ситуациях право подписи может предоставляться как на постоянной основе – по умолчанию, так и на определенный период времени – когда это прямо указано в документе):

‒        если отдельный человек наделяется правом подписывать документы параллельно с директором, то это оформляется издаваемым самим директором приказом о предоставлении права подписи конкретному должностному лицу. При необходимости представлять интересы организации во взаимодействии с третьими лицами ему выдается доверенность;

‒        право подписи директор может делегировать не одному, а сразу нескольким лицам. Как уже было отмечено, по понятным причинам директор не может уследить за правильностью составления и достоверностью сведений во всех подписываемых от имени организации документах. И даже «в четыре глаза» с этим бывает сложно справиться. Поэтому на практике нередки ситуации, когда вновь избранный/назначенный руководитель организации, вступая в должность, одним из первых издает приказ о распределении полномочий и предоставлении права подписи ответственным должностным лицам из числа своих замов, руководителей финансового, юридического, кадрового и других направлений. В нем же может быть указано, кому выдается доверенность для представления интересов во внешней среде организации и по каким вопросам. Таким образом, в одном «комплексном» приказе директор, с одной стороны, закрепляет, кому и что можно будет подписывать от имени предприятия (по кругу лиц и сферам ведения), а с другой – «делегирует» и ответственность за подписываемые документы.

С приказами, которые касаются предоставления права подписи, должны быть ознакомлены все работники, чтобы они были в курсе, кому какие документы передавать на подпись и какие реквизиты и иные сведения следует заранее в них предусмотреть. Нелишним будет информировать сотрудников и о том, на кого и с какими полномочиями выданы доверенности.

Важно, чтобы закрепленные в приказах положения не противоречили условиям ранее заключенных с соответствующими должностными лицами трудовых договоров и/или должностных инструкций / положений о должностях. Если окажется, что в результате такого распределения изменятся трудовые обязанности, то необходимо будет еще до издания приказа оформить соответствующие изменения в эти документы (ст. 60 Трудового кодекса РФ).

Сюда же можно отнести ситуацию, когда руководитель филиала (представительства, иного обособленного структурного подразделения) имеет постоянное право подписи документов своего подразделения – здесь ограничение устанавливается, как правило, не по времени, а по кругу подписываемых документов.

Обратите внимание

Конечно, у директора может быть большой соблазн взять и передать все свои полномочия. В том числе человеку, который вообще не является даже работником организации. Однако это может быть для него чревато неприятностями: не только необходимостью возмещения всех убытков, которые в результате таких действий могут быть причинены организации, но и привлечением к субсидиарной ответственности при банкротстве и прочих обстоятельствах.

Вот реальная история: руководитель организации выдал В-ву Н. В. доверенность с объемом полномочий, фактически равным своим. В отсутствие какого-либо обоснования подобные действия, не обусловленные характером и масштабом хозяйственной деятельности общества, не могут быть признаны разумными, то есть соответствующими обычной деловой практике.

Как отметил суд, директор не сможет «ограничиваться формальной ссылкой на наличие у него безусловного права передавать такие полномочия любому лицу... В случаях недобросовестного и (или) неразумного осуществления обязанностей по выбору и контролю за действиями (бездействием) представителей, контрагентов по гражданско-правовым договорам, работников юридического лица, а также ненадлежащей организации системы управления юридическим лицом директор отвечает перед юридическим лицом за причиненные в результате этого убытки» (Постановление Президиума ВАС РФ от 21.01.2014 № 9324/13 по делу № А12-13018/2011).

Подписывать только в период отсутствия директора

Если же речь идет о подписании документов за директора в период, когда его нет на работе по причине нахождения в отпуске, командировке, болезни и пр., то это временное заместительство. В таких ситуациях целесообразно устанавливать срок полномочий не конкретной датой или периодом времени, а путем указания на событие, с которым такие полномочия будут прекращены (выход из отпуска, прибытие из командировки, окончание периода временной нетрудоспособности и пр.), так как на практике часто бывает, что предполагаемые изначально даты потом не совпадают с фактическими.

Сразу скажем, что законодательно вопрос замещения руководителя организации так и не был четко урегулирован, на практике возможно несколько вариантов для оформления временного заместительства:

‒        штатное замещение; временный перевод на должность директора;

‒        совместительство на время отсутствия директора (как внутреннее – когда совместителем по должности директора является работник данной организации, так и внешнее – если директором по совместительству будет работать сторонний человек);

‒        исполнение обязанностей временно отсутствующего директора без освобождения от основной работы.

Венедикт Вагантов, юрист

Вверх

 Закажите бератор сейчас
и получите отличный подарок
Заказать бератор