.

Лизинг в угоне

По договору лизинга стороны предусмотрели, что в случае угона машины и выплаты страхового возмещения, нужно произвести взаимозачет. При этом учитывать и еще невыплаченные платежи. Но после того, как машину похитили, лизингополучатель посчитал такое условие недопустимым. Сначала компания попыталась взыскать неосновательное обогащение, а потом и признать пункт договора недействительным. Но оба дела проиграла. В один день Верховный суд рассмотрел сразу две жалобы по обоим спорам.

Обстоятельства спора

В январе 2018 года АО «ВТБ Лизинг» приобрел для ООО «Континент» автомобиль BMW X6 стоимостью 4,5 млн руб. по договору лизинга на 3,5 года. Машину застраховали в СПАО «РЕСО-Гарантия». Соглашение заключили в соответствии с правилами лизинга, которые утвердил «ВТБ Лизинг». Там сказано, что если при утрате или гибели автомобиля страховое возмещение, которое получает лизингодатель, лишь частично покрывает сумму невыплаченных платежей, лизингополучатель возмещает тому разницу. Если же выплата по страховке превышает задолженность по договору, то разницу возвращает, наоборот, лизингодатель, рассказывает «ПРАВО.ru».

В марте 2019-го машину угнали, «ВТБ Лизинг» получил за нее от страховой 3,7 млн руб. Компания посчитала, что получила лишних 198 000 руб. При этом учитывала и невыплаченные платежи по договору, как это и было предусмотрено в правилах лизинга. В ноябре 2019-го «ВТБ Лизинг» перечислил указанную сумму «Континенту».

Караул, угнали! А зачем?

Читать далее…

Но лизингополучатель решил, что будущие платежи по договору нельзя учитывать. Ведь действие договора лизинга прекратилось после угона машины. И в этом случае ему должны выплатить еще 800 000 руб. В ноябре 2020-го право требования на эту сумму «Континент» уступил компании «Таурус».

Фирма подала иск к «ВТБ Лизингу» о взыскании неосновательного обогащения в 800 000 руб. и почти 54 000 процентов за пользование чужими деньгами. АСГМ отказал, потому что стороны предусмотрели иной порядок соотнесения встречных предоставлений при утрате транспортного средства. И ответчик уже провел взаиморасчет с лизингополучателем в рамках этих условий. С первой инстанцией согласились апелляция и кассация (№ А40- 247116/2020).

В Верховном суде

Тогда «Таурус» решил признать ничтожным условия договора о расчетах между контрагентами, где фигурирует страховое возмещение (дело № А40-81401/2021). Но три инстанции ему отказали со ссылкой на свободу договора. Тогда компания обратилась в Верховный суд. Она отметила, что установленный порядок расчета нарушает баланс интересов сторон. Кассатор сослался на ст. 26 закона «О финансовой аренде (лизинге)». Норма устанавливает, что утрата предмета лизинга по вине лизингополучателя не освобождает его от обязательств по договору. Компания утверждает, что она не виновата в угоне ТС, но несмотря на это, по соглашению все равно обязана погасить весь долг по договору.

Заседание прошло 25 августа. «Таурус» ходатайствовал об участии в нем по видеоконференции, но на связь представитель фирмы не вышел, а на телефонные звонки секретаря не ответил. В итоге жалобу решили рассмотреть без юриста компании. По словам юриста, представлявшего интересы «ВТБ Лизинг», компания «Таурус» вышла за пределы прав, которые получила по договору уступки. По соглашению цессионарию передали право требования о взыскании неосновательного обогащения, но не предусмотрели право оспаривания условий договора лизинга.

«Кролик в лизинге»

Читать далее…

Юрист подчеркнула, что ООО «Континент» на момент подписания договора не возражал против пункта о взаимозачете при угоне ТС. Более того, «ВТБ Лизинг» не единственная лизинговая фирма на рынке, и контрагент мог выбрать другую компанию, которая предлагала иные условия. И озвучила еще один аргумент: якобы «Таурус» пропустил трехгодичный срок исковой давности. По мнению юриста, его следовало считать не с момента заключения соглашения о цессии, а когда «ВТБ Лизинг» и «Континент» подписали договор лизинга, то есть с января 2018-го. В этом случае срок истек в январе 2021 года, а второй иск «Таурус» подал лишь в апреле этого же года.

Судья поинтересовалась, в чем разница расчетов истца и ответчика: идет ли речь о платежах, которые компания недополучила по договору после угона предмета лизинга. Юрист подтвердила, что в итоговую сумму, которую соотносили с суммой страховой выплаты, закладывали полную стоимость договора.

После совещания тройка судей отменила акты трех инстанций, а спор вернула на новый круг.

Вторая жалоба в ВС

В этот же день ВС рассмотрела вторую жалобу «Тауруса», которая касалась дела о взыскании неосновательного обогащения. Кассатор вновь не подключился по видеосвязи. Второй представитель «ВТБ Лизинг» отметил, что суды верно не приняли расчет истца, так как фирма не представила документы, по котором можно было произвести вычисления. В том числе сам договор лизинга, платежное поручение о выплате страхового возмещения. Еще он обратил внимание на ошибки в расчетах оппонента. По его словам, «Таурус» неверно определил сумму платежей, срок лизинга. Поэтому и итоговая сумма оказалась неправильной.

После совещания СКЭС тоже отправила спор в АСГМ на новое рассмотрение.


Доступ к бератору на 3 дня

Подписывайтесь на наши рассылки

Только полезная и свежая информация для бухгалтеров от экспертов бератора:
советы, проводки, примеры из практики и образцы документов.
Самое ценное, что будет в вашей почте.

Вверх