.

О запрете наложения обеспечительных мер на дебиторскую задолженность

Постановление №Ф06-12804/2023 от 13.02.2024

АС Поволжского округа Постановлением от 13 февраля текущего года № Ф06-12804/2023 «забраковал» решение МИФНС о принятии обеспечительных мер в виде запрета на отчуждение (передачу в залог) дебиторки без согласия инспекторов.

Что предшествовало кассационному заседанию

Результатом выездной налоговой проверки общества стали солидные доначисления. Дабы гарантировать возможность исполнения этого решения, МИФНС в соответствии с пунктом 10 статьи 101 НК РФ приняла обеспечительные меры в виде:

  • запрета на отчуждение (передачу в залог) без согласия инспекторов дебиторской задолженности четырех юридических лиц на общую сумму 19 266 272,68 руб.;
  • приостановления операций по расчетным счетам фирмы.

Основанием для ОМ послужил проведенный чиновниками анализ финансово-хозяйственной деятельности общества.

Компания обратилась с жалобой в УФНС, но это ей ничего не дало. Тогда организация затеяла разбирательство.

Суды первой и апелляционной инстанций фирме не благоволили. Арбитры исходили из того, что:

  • право на получение дебиторской задолженности является имущественным правом. Сама же дебиторка – это часть имущества организации, на которое может быть наложен запрет на отчуждение;
  • подпункт 1 пункта 10 статьи 101 ключевого фискального НПА не ограничивает права предприятия по распоряжению принадлежащим ему имуществом.

Общество не отчаялось и подало кассационную жалобу, сославшись на несоответствие вердиктов правовым нормам и фактическим обстоятельствам дела. По мнению организации, суды не учли, что дебиторская задолженность не поименована в качестве вида объектов гражданских прав, относимых к имущественным для целей НК РФ, а также в пункте 10 статьи 101 Кодекса. В этой связи такое право требования не может учитываться при определении имеющегося у фирмы имущества при принятии обеспечительных мер.

АС ПО: руки прочь от дебиторки!

Усилия компании не прошли даром. Представители АС Поволжского округа кассационную жалобу удовлетворили. Они отметили, что ОМ, принятые на основании пункта 10 статьи 101 Кодекса, не являются мерой по принудительному взысканию налога, а:

  • только направлены на обеспечение исполнения решения контролеров о привлечении к ответственности;
  • касаются лишь того имущества организации, которое может быть отчуждено исключительно ею самой.

Дебиторку же нельзя признать реальным имуществом, которым обладает бизнес-субъект на конкретную дату. Это не что иное, как имущественное право требования к третьим лицам.

Окружные судьи не согласились с умозаключением «младших» коллег, что дебиторская задолженность является частью имущества компании, на которое может быть наложен запрет на отчуждение в целях принятия обеспечительные мер. Вывод основан на неверном толковании положений пункта 2 статьи 38 и пункта 10 статьи 101 Налогового кодекса. Принятие МИФНС обеспечительных мер в виде запрета на отчуждение (передачу в залог) без согласия фискалов дебиторки четырех компаний является незаконным и необоснованным, нарушает права общества в сфере предпринимательства.

Арбитры из кассации руководствовались правовым подходом, изложенным в Решении Верховного Суда РФ от 12.05.2022 № АКПИ22-118.

Обеспечительные меры и дебиторка: что думают судьи

Налоговики нередко прибегают к обеспечительным мерам. Пункт 10 статьи 101 Кодекса позволяет им принять ОМ, дабы «защитить» свое решение. Так поступают, когда есть основания полагать, что непринятие мер может затруднить или сделать невозможным исполнение решения либо взыскание недоимки, пеней и штрафов.

О том, что дебиторскую задолженность игнорируют, определяя при принятии ОМ имеющееся у компании имущество (т.е. пункт 10 статьи 101 Кодекса к дебиторке неприменим), служители Фемиды говорили неоднократно. Можно вспомнить хотя бы постановления АС Московского округа от 18.08.2023 № Ф05-18811/2023 и от 17.09.2019 № Ф05-15185/2019, Центрального округа от 29 августа 2017-го № Ф10-3292/2017. Отметим, что первый из перечисленных вердиктов оставлен в силе высшими судьями. Кстати, схожие мысли содержатся и в письме ФНС России от 20.07.2023 № КЧ-4-18/9261@. Контролеры обратили внимание – о дебиторской задолженности в упомянутом пункте НК РФ ничего не сказано. Кроме того, там речь об имуществе, дебиторка же относится к имущественным правам.

Однако есть судебные решения с иной точкой зрения (аналогичной той, что высказали первые инстанции в “нашем” деле). Взять хотя бы Постановление АС Западно-Сибирского округа от 24.10.2019 № Ф04-5081/2019, где судьи указали следующее. Дебиторка – часть имущества организации, на которое можно наложить запрет на отчуждение. Причем возможность анализа реальности взыскания такой задолженности пунктом 10 статьи 101 НК РФ не предусмотрена.

Но с учетом настроя высших арбитров этот подход, скорее всего, со временем канет в лету.

А.В. Веселов, аудитор, к.э.н.
Постановление №Ф06-12804/2023 от 13.02.2024текст документа

Постановление
№Ф06-12804/2023 от 13.02.2024

О запрете наложения обеспечительных мер на дебиторскую задолженность

Арбитражный суд Поволжского округа в составе: председательствующего судьи Мухаметшина Р.Р., судей Сибгатуллина Э.Т., Хабибуллина Л.Ф.,

при ведении протокола судебного заседания с использованием системы видеоконференц-связи помощником судьи Гарифуллиной Л.Р. (протоколирование ведется с использованием системы видео-конференц-связи)

при участии в судебном заседании с использованием системы видео- конференц-связи присутствующих в Арбитражном суде Самарской области представителей:

общества с ограниченной ответственностью «Модуль» - Шелепова В.И., доверенность от 09.08.2023,

Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 23 по Самарской области - Ширяевой А.А., доверенность от 18.12.2023,

в отсутствие иных лиц, участвующих в деле, извещенных надлежащим образом,

рассмотрел в открытом заседании путем использования системы видео-конференц- связи кассационную жалобу общества ограниченной ответственностью

«Модуль»,

на решение Арбитражного суда Самарской области от 23.06.2023 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.10.2023

по делу № А55-1919/2023

по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Модуль» к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 23 по Самарской области с участием в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора – Управление Федеральной налоговой службы по Самарской области, Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 22 по Самарской области, о признании недействительным решения,

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью «Модуль» (далее - ООО «Модуль», заявитель, общество, налогоплательщик) обратилось в арбитражный суд с заявлением к Межрайонной инспекции федеральной налоговой службы № 23 по Самарской области (далее – МИФНС России № 23 по Самарской области, налоговый орган, инспекция) о признании недействительным решения № 408 от 16.03.2022.

В порядке статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Управление Федеральной налоговой службы по Самарской области (далее – Управление) и Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы № 23 по Самарской области (далее - МИФНС России № 22 по Самарской области).

Решением Арбитражного суда Самарской области от 23.06.2023 в удовлетворении заявленных ООО «Модуль» требований отказано.

Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.10.2023 решение Арбитражного суда Самарской области от 23.06.2023 оставлено без изменения.

ООО «Модуль», не согласившись с принятыми по делу судебными актами, обратилось в Арбитражный суд Поволжского округа с кассационной жалобой, в которой просит их отменить в связи с несоответствием нормам материального и процессуального права, фактическим обстоятельствам дела, принять новый судебный акт, заявленные ООО «Модуль» требования удовлетворить, признать незаконными и отменить решения, вынесенные налоговым органом от 16.03.2022 № 408.

По мнению заявителя кассационной жалобы, нижестоящими судами не учтено дебиторская задолженность (право требования, принадлежащее должнику как кредитору по неисполненным денежным обязательствам третьих лиц по оплате фактически поставленных товаров, выполненных работ или оказанных услуг) не поименована в качестве вида объектов гражданских прав, относимых к имущественным правам для целей НК РФ (п. 2 ст. 38), а также в п. 10 ст. 101 НК РФ, в связи с чем, в рассматриваемых правоотношениях такое право требования не может учитываться при определении имеющегося у налогоплательщика имущества в целях определения возможности принятия обеспечительных мер.

Также заявитель указывает, что принятые налоговым органом обеспечительные меры ограничивают право распоряжения принадлежащего ему имущества, а соответственно нарушают права налогоплательщика в сфере предпринимательской деятельности.

Обществом также отмечено, что действия налогового органа послужили основанием для ООО «ПРОСОФТ-СИСТЕМЫ» не исполнять свои обязательства по погашению дебиторской задолженности по акту сверки № б-н от 16.02.2022 на сумму 14.327.255,50 руб. по договору № 20-52303 от 01.01.2020 в период с 16.03.2022 (дата решения о принятии обеспечительных мер) по 18.11.2022 (постановление ССП об обращении взыскания на дебиторскую задолженность), вследствие чего общество не имело возможность распорядиться дебиторской задолженностью, в том числе, принять меры по погашению налогов, начисленных по результатам выездной налоговой проверки, что привело к начислению пени за вышеуказанный период.

Кроме того, заявитель указывает, что МИФНС России № 23 по Самарской области не имело правовых оснований в период с 16.03.2022 (дата решения о принятии обеспечительных мер) по 28.09.2022 (дата решение о взыскании налога) принимать решение об обеспечительных мерах в виде приостановлений расходных операций по счетам в банке в порядке статьи 76 НК РФ. Принятие налоговым органом незаконного и необоснованного решения о принятии обеспечительных мер от 16.03.2022 № 408 в виде приостановлений расходных операций по счетам в банке в порядке статьи 76 НК РФ, лишило возможности ООО «Модуль» распоряжаться денежными средствами в вышеуказанный период времени, в течение 7 месяцев, тем самым, налоговый орган создал для налогоплательщика ситуацию, при которой налогоплательщик фактически был лишен своего прав; осуществлять предпринимательскую деятельность, т.к. отсутствовала возможность осуществлять платежи в адрес контрагентов.

Указанные доводы приводились обществом в обоснование заявленных требований о признании недействительным решения инспекции от 16.03.2022 № 408, а также в апелляционной жалобе при обжаловании решения суда первой инстанции.

МИФНС России № 22 по Самарской области и МИФНС России № 23 по Самарской области, в отзывах на кассационную жалобу просили отказать в ее удовлетворении, поскольку выводы нижестоящих судов являются законными и обоснованными, основаны на материалах дела, доводы кассационной жалобы противоречат нормам действующего законодательства.

В судебном заседании представитель ООО «Модуль» поддержал доводы, изложенные в кассационной жалобе. Представитель налогового органа кассационную жалобу не признал.

В судебном заседании 30.01.2024 был объявлен перерыв до 13 часов 30 минут 06.02.2023 в порядке, предусмотренном статьей 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Соответствующая информация была размещена на официальном сайте в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет». После перерыва судебное заседание продолжено в том же составе судей.

Проверив законность обжалуемого судебного акта, исходя из требований статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) и доводов, содержащихся в кассационной жалобе, арбитражный суд кассационной инстанции приходит к выводу о наличии оснований для удовлетворения кассационной жалобы, отмены решения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции и принятия нового судебного акта об удовлетворении заявленных требований в силу следующего.

Как следует из материалов дела, МИФНС России № 22 по Самарской области была проведена выездная налоговая проверка в отношении ООО «Модуль», по результатам которой вынесено решение о привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения 16.03.2022 № 19-22/30 с общей суммой 284.473.115, 72 руб., в том числе: налогов - 166 192 161 руб., пени - 95 798 819, 72 руб., штраф - 22 482 135 руб.

В рамках обеспечения возможности исполнения вышеназванного решения в соответствии с пунктом 10 статьи 101 НК РФ МИФНС России № 23 по Самарской области вынесено решение о принятии обеспечительных мер от 16.03.2022 № 408 в виде запрета на отчуждение (передачу в залог) без согласия налогового органа дебиторской задолженности четырех юридических лиц на общую сумму 19 266 272, 68 руб., а также в виде приостановления операций по всем расчетным счетам в банка: в соответствии со статьей 76 НК РФ на сумму 265 206 843, 72 руб.

Основанием для принятия обеспечительных мер послужил проведенный Инспекцией анализ финансово-хозяйственной деятельности налогоплательщика, в ходе которого установлено: размер доначисленных проверкой платежей составляет более 50% активов ООО «Модуль»; снижение финансовых показателей по данным отчетности; применение схем ухода от налогообложения, минимизация налоговых обязательств: неправомерное завышение налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость (пп. 2 п. 2 ст. 54.1, ст. ст. 169, 171, 172 НК РФ), в нарушение п. п. 1, 2 ст. 252 НК РФ завышены расходы, уменьшающие сумму доходов от реализации налогу на прибыль организаций.

Не согласившись с решением о принятии обеспечительных мер, ООО «Модуль» обратилось с жалобой об отмене решения МИФНС России № 23 по Самарской области о принятии обеспечительных мер от 16.03.2022 № 408, по результатам рассмотрения которой, Управление решением от 12.01.2023 № 20- 16/00790@ оставило жалобу без удовлетворения.

Указанные обстоятельства послужили основанием для обращения общества в арбитражный суд с рассматриваемыми требованиями.

Судами установлено, что с целью принятия обеспечительных мер в виде запрета на отчуждение (передачу в залог) имущества, готовой продукции, сырья, материалов и дебиторской задолженности налоговым органом отправлен запрос № 07-16/01009 от 27.01.2022 о необходимости предоставления сведений о наличии (отсутствии) имущества, готовой продукции, сырья, материалов, основных средств, запасов, сведений об актуальной дебиторской задолженности, подтвержденные актами сверки с дебиторами на текущую дату.

Согласно ответу ООО «Модуль» от 25.02.2022 в собственности организации движимое и недвижимое имущество отсутствует, представлена информация о наличии актуальной дебиторской задолженности.

Из представленных документов подтверждена задолженность четырех юридических лиц перед ООО «Модуль» на общую сумму 19 266 272, 68 руб.

По данным бухгалтерской отчетности за 2020 год по состоянию на 31.12.2020 активы ООО «Модуль» составляли 120 674, 00 тыс. руб., в том числе основные средства - 0,00 тыс. руб., дебиторская задолженность - 59 300, 00 тыс. руб., запасы - 27 543, 00 тыс. руб.

В целях верификации дебиторской задолженности Инспекцией направлены поручения от 06.12.2021 и 21.12.2021 об истребовании документов (информации) у дебиторов ООО «Модуль», на которые тремя организациями дебиторами представлены акты сверок, подтверждающие задолженность перед ООО «Модуль» на сумму 19 266 272, 68 руб.

Также, для выявления недвижимого и движимого имущества, принадлежащего налогоплательщику на праве собственности, Инспекцией сделаны запросы в регистрирующие органы.

По данным регистрирующих органов за ООО «Модуль» недвижимое и движимое имущество не зарегистрировано.

Инспекций на основании пункта 10 статьи 101 НК РФ принято решение о принятии обеспечительных мер от 16.03.2022 № 408 в виде запрета на отчуждение (передачу в залог) без согласия налогового органа дебиторской задолженности на сумму 19 266.272 тыс. руб.: дебитор 1, акт сверки от 21.02.2022 б/н, договор от 15.07.2020 № 77-20 на сумму 4 086. 187 тыс. руб.; дебитор 2, акт сверки от 21.02.2022 б/н, договор от 26.04.2019 № 0297/1200/1/0120/3 на сумму 668. 836 тыс. руб.; дебитор 3, акт сверки от 31.12.2021 б/н, договор от 06.06.2018 № АРС- 010/06/18 на сумму 183. 994 тыс. руб.; дебитор 4, акт сверки от 16.02.2022 б/н, договор от 01.10.2020 № 20-52303 на сумму 14 327. 255 тыс. руб.

Указанное решение направлено в адрес налогоплательщика с сопроводительным письмом от 18.03.2022 исх. № 07-17/04592, присвоен почтовый идентификатор 80096570007057. Согласно отчету об отслеживании отправления письмо передано на временное хранение 28.03.2022.

Ввиду недостаточности у ООО «Модуль» движимого и недвижимого имущества, а также отсутствия подтвержденной актуальной дебиторской задолженности, основных средств, товарно-материальных ценностей на основании пункта 10 статьи 101 НК РФ Инспекций принято решение о принятии обеспечительных мер в виде приостановления операций по всем расчетным счетам в банках, в соответствии со статьей 76 НК РФ на сумму 265 206 843, 72 руб. (решения от 16.03.2022 №№ 361-363).

В соответствии с решениями Управления от 16.08.2022 № 03-15/28227@ и от 31.10.2022 № 03-20/38080@ по апелляционной жалобе ООО "Модуль" на решение МИФНС Росси № 22 по Самарской области о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения от 16.03.2022 № 19- 22/30 Инспекцией приняты решения об отмене 5 приостановлений операций по счетам №№ 361/1, 362/1, 363/1 от 09.11.2022 (которые отменяют решение о приостановлении операций по счетам №№ 361, 362, 363 от 16.03.2022 на сумму 265 206 843,72 руб.) и решения о приостановлении операций по счетам №№ 361/2, 362/2, 363/2 от 09.11.2022 на сумму 238 415 041, 96 руб.

В целях обеспечения надлежащего исполнения обязательств, установленных решением МИФНС России № 22 по Самарской области в адрес налогоплательщика направлено требование № 41501 об уплате налога, сбора, страховых взносов по состоянию на 29.08.2022 со сроком исполнения до 21.09.2022 на общую сумму 261 757 318, 98 руб. Требование направлено в адрес налогоплательщика по ТКС 30.08.2022. В связи с неоплатой налогоплательщиком задолженности в срок, установленный в требовании (до 21.09.2022), Инспекцией, в соответствии с нормами, установленными статьей 46 НК РФ, принято решение о взыскании за счет денежных средств от 28.09.2022 № 7723 на сумму 261 757 318, 98 руб.

Суды первой и апелляционной инстанции, отказывая обществу в удовлетворении заявленных требований исходили из того, что право на получение дебиторской задолженности является имущественным правом, а сама дебиторская задолженность является частью имущества организации, на которое может быть наложен запрет на отчуждение, норма, закрепленная в подпункте 1 пункта 10 статьи 101 НК РФ, не ограничивает права налогоплательщика по распоряжению принадлежащим ему имуществом.

Между тем, судами первой и апелляционной инстанции не учтено следующее. В качестве элемента правового механизма, гарантирующего исполнение конституционной обязанности по уплате налогов, выступает система мер налогового контроля, каковым в соответствии с Налоговым кодексом Российской Федерации признается деятельность уполномоченных органов по контролю за соблюдением налогоплательщиками, налоговыми агентами, плательщиками сборов и плательщиками страховых взносов законодательства о налогах и сборах в порядке, установленном данным кодексом (пункт 1 статьи 82 НК РФ). Результатом проведения налоговым органом контрольных мероприятий является вынесение решения по результатам рассмотрения материалов налоговой проверки (пункт 1 статьи 101 НК РФ), после вынесения которого у налогового органа возникает право принятия обеспечительных мер, направленных на обеспечение возможности исполнения соответствующего решения (пункт 10 статьи 101 НК РФ).

В силу пункта 7 статьи 101 НК РФ по результатам рассмотрения материалов налоговой проверки руководитель (заместитель руководителя) налогового органа выносит решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения либо об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Пунктом 10 статьи 101 НК РФ установлено, что после вынесения решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решения об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения руководитель (заместитель руководителя) налогового органа вправе принять обеспечительные меры, направленные на обеспечение возможности исполнения указанного решения, если есть достаточные основания полагать, что непринятие этих мер может затруднить или сделать невозможным в дальнейшем исполнение такого решения и (или) взыскание недоимки, пеней и штрафов, указанных в решении. Для принятия обеспечительных мер руководитель (заместитель руководителя) налогового органа выносит решение, вступающее в силу со дня его вынесения и действующее до дня исполнения решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решения об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения либо до дня отмены вынесенного решения вышестоящим налоговым органом или судом (абзац первый).

Согласно абзацу третьему пункта 10 статьи 101 НК РФ обеспечительными мерами могут быть:

запрет на отчуждение (передачу в залог) имущества налогоплательщика без согласия налогового органа. Запрет на отчуждение (передачу в залог) производится последовательно в отношении: недвижимого имущества, в том числе не участвующего в производстве продукции (работ, услуг); транспортных средств, ценных бумаг, предметов дизайна служебных помещений; иного имущества, за исключением готовой продукции, сырья и материалов; готовой продукции, сырья и материалов.

При этом запрет на отчуждение (передачу в залог) имущества каждой последующей группы применяется в случае, если совокупная стоимость имущества из предыдущих групп, определяемая по данным бухгалтерского учета, меньше общей суммы недоимки, пеней и штрафов, подлежащей уплате на основании решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решения об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения; приостановление операций по счетам в банке в порядке, установленном статьей 76 НК РФ.

Приостановление операций по счетам в банке в порядке принятия обеспечительных мер может применяться только после наложения запрета на отчуждение (передачу в залог) имущества и в случае, если совокупная стоимость такого имущества по данным бухгалтерского учета меньше общей суммы недоимки, пеней и штрафов, подлежащей уплате на основании решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решения об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Приостановление операций по счетам в банке допускается в отношении разницы между общей суммой недоимки, пеней и штрафов, указанной в решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решении об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, и стоимостью имущества, не подлежащего отчуждению (передаче в залог) в соответствии с подпунктом 1 пункта 10 статьи 101 Налогового кодекса Российской Федерации.

В отличие от обеспечительных мер, предусмотренных пунктом 10 статьи 101 Налогового кодекса Российской Федерации, приостановление операций по счетам в банке в порядке статьи 76 Кодекса может быть применено только после вступления в силу решения о привлечении к ответственности или решения об отказе в привлечении к ответственности, выставления на его основании требования, неисполнения требования и вынесения решения о взыскании налога, пеней, штрафа (статьи 46, 47 Кодекса) - в целях обеспечения исполнения последнего.

В связи с чем обеспечительные меры, предусмотренные пунктом 10 статьи 101 Кодекса, принимаются до вступления в силу решения налогового органа о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решения об отказе в привлечении к налоговой ответственности, целью принятия которых является сохранение существующего имущественного состояния налогоплательщика для последующей возможности удовлетворения интересов бюджета за счет активов налогоплательщика, на которые эти меры накладываются, тогда как решения о приостановлении операций по счетам налогоплательщика, выносимые налоговым органом в порядке, предусмотренном статьей 76 Налогового кодекса Российской Федерации, выступают в качестве меры, направленной на принудительное исполнение вступившего в законную силу решения налогового органа, что является одним из этапов принудительного исполнения обязанности по уплате налога.

Следовательно, нормы пункта 10 статьи 101 Налогового кодекса Российской Федерации являются специальными по отношению к статье 76 названного кодекса, а положения статьи 76 этого кодекса применяются в отношении приостановления операций по счетам в качестве обеспечительных мер, принятых в целях исполнения решения по итогам выездной налоговой проверки, только в той части, которая не урегулирована статьей 101 Кодекса.

Статьей 128 ГК РФ предусмотрено, что к объектам гражданских прав относятся вещи (включая наличные деньги и документарные ценные бумаги), иное имущество, в том числе имущественные права (включая безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, цифровые права); результаты работ и оказание услуг; охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность); нематериальные блага.

Вместе с тем в пункте 1 статьи 11 Налогового кодекса Российской Федерации указано, что институты, понятия и термины гражданского, семейного и других отраслей законодательства Российской Федерации, используемые в данном кодексе, применяются в том значении, в каком они используются в этих отраслях законодательства, если иное не предусмотрено Кодексом.

Под имуществом в Налоговом кодексе Российской Федерации понимаются виды объектов гражданских прав, относящихся к имуществу в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации. Для целей названного Кодекса не признаются имуществом имущественные права, за исключением безналичных денежных средств и бездокументарных ценных бумаг (пункт 2 статьи 38).

Под дебиторской задолженностью понимается сумма задолженности третьих лиц, не погашенная в сроки, установленные договором, а при их отсутствии - в разумный срок после возникновения обязательства (Приказ Минфина России от 10.03.1999 № 19н «Об утверждении формы «Расшифровка дебиторской и кредиторской задолженности организации»). Дебиторская задолженность не является реальным имуществом, которым обладает то или иное лицо на конкретную дату, а представляет собой имущественное право требования к третьим лицам.

Исходя из вышеприведенных правовых норм следует, что дебиторская задолженность (право требования, принадлежащее должнику как кредитору по неисполненным денежным обязательствам третьих лиц по оплате фактически поставленных товаров, выполненных работ или оказанных услуг) не поименована в качестве вида объектов гражданских прав, относимых к имущественным правам для целей НК РФ (пункт 2 статьи 38 НК РФ), а также в пункте 10 статьи 101 НК РФ, следовательно, в рассматриваемых правоотношениях такое право требования не может учитываться при определении имеющегося у налогоплательщика имущества в целях принятия обеспечительных мер.

Обеспечительные меры, принятые налоговым органом на основании пункта 10 статьи 101 НК РФ, не являются мерой по принудительному взысканию налога, а только направлены на обеспечение исполнения решения налогового органа о привлечении к налоговой ответственности и могут касаться лишь того имущества налогоплательщика, которое может быть отчуждено исключительно им самим.

На основании изложенного суд кассационной инстанции признает неправомерными выводы судов первой и апелляционной инстанции о том, что дебиторская задолженность является частью имущества организации, на которое может быть наложен запрет на отчуждение в целях принятия обеспечительные мер, поскольку основаны на неверном толковании положений пункта 2 статьи 38 НК РФ и пункта 10 статьи 101 НК РФ, следовательно, у налогового органа отсутствовали правовые основания для принятия обеспечительные меры в виде запрета на отчуждение (передачу в залог) без согласия налогового органа дебиторской задолженности четырех юридических лиц на общую сумму 19 266 272, 68 руб.

Таким образом, принятие налоговым органом обеспечительных мер в виде запрета на отчуждение дебиторской задолженности налогоплательщика без согласия налогового органа является незаконным и необоснованным, и нарушают права налогоплательщика в сфере предпринимательской деятельности.

Указанный правовой подход изложен в решении Верховного Суда РФ от 12.05.2022 № АКПИ22-118.

В силу пункта 2 части 1 статьи 287 АПК РФ арбитражный суд кассационной инстанции по результатам рассмотрения кассационной жалобы вправе отменить или изменить решение суда первой инстанции и (или) постановление суда апелляционной инстанции полностью или в части и, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новый судебный акт, если фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены арбитражным судом первой и апелляционной инстанций на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, но этим судом неправильно применена норма права либо законность решения, постановления арбитражного суда первой и апелляционной инстанций повторно проверяется арбитражным судом кассационной инстанции при отсутствии оснований, предусмотренных пунктом 3 части 1 настоящей статьи.

В соответствии с названной нормой права, суд кассационной инстанции приходит к выводу, что решение Арбитражного суда Самарской области от 23.06.2023 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.10.2023 по делу № А55-1919/2023 подлежат отмене в части отказа в удовлетворении заявленных требований о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 23 по Самарской области о принятии обеспечительных мер от 16.03.2022 № 408, в части запрета на отчуждение (передачу в залог) без согласия налогового органа дебиторской задолженности четырех юридических лиц на общую сумму 19 266 272, 68 руб.

В остальной части обжалуемые судебные акты признаются законными и обоснованными и изменению либо отмене не подлежат.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 2 части 1 статьи 287, статьями 286, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Поволжского округа

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Самарской области от 23.06.2023 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.10.2023 по делу № А55-1919/2023 в части отказа в удовлетворении заявленных требований о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 23 по Самарской области о принятии обеспечительных мер от 16.03.2022 № 408, в части запрета на отчуждение (передачу в залог) без согласия налогового органа дебиторской задолженности четырех юридических лиц на общую сумму 19 266 272, 68 руб. отменить.

Признать недействительными решение Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 23 по Самарской области о принятии обеспечительных мер от 16.03.2022 № 408 в части запрета на отчуждение (передачу в залог) без согласия налогового органа дебиторской задолженности четырех юридических лиц на общую сумму 19 266 272, 68 руб.

В остальной части решение Арбитражного суда Самарской области от 23.06.2023 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.10.2023 по делу № А55-1919/2023 оставить без изменения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в порядке и сроки, предусмотренные статьями 291.1, 291.2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.


Председательствующий судья Р.Р. Мухаметшин

Вверх