.

Найти через поисковый регистр

^ Наверх

Какими бывают проверки

Последний раз обновлено:

Одной из форм налогового контроля являются проверки того, как организации и индивидуальные предприниматели выполняют требования налогового законодательства. Их проводит Федеральная налоговая служба РФ и ее территориальные органы.

Главная цель налоговых проверок – это обеспечение своевременного поступления налогов, сборов и страховых взносов в бюджет.

В результате проверки:

  • выявляются недоимки – суммы налога, сбора, страхового взноса, не уплаченные в установленный срок;
  • начисляются пени за несвоевременную уплату налога, сбора, страхового взноса;
  • устанавливаются факты совершения налоговых правонарушений;
  • привлекаются к ответственности налогоплательщики, у которых выявлены налоговые правонарушения.

Нужна ли круглая печать

Федеральным законом от 6 апреля 2015 года № 82-ФЗ разрешено обществам с ограниченной ответственностью и акционерным обществам не иметь круглую печать. Им установлено, что:

  • организации вправе, но не обязаны иметь печать;
  • сведения о наличии печати должны содержаться в уставе. Прежде подобные требования к уставам не предъявлялись, поскольку печать должна была быть в любом случае;
  • печать становится лишь средством индивидуализации организации, таким же, как эмблема или товарный знак. И она может быть любой, не обязательно круглой;
  • на уровне федерального законодательства могут сохраняться случаи, когда без печати не обойтись.

В письме от 6 августа 2015 года № 03-01-10/45390 Минфин РФ отметил, что если организация отказалась от использования круглой печати, она не обязана заверять ею декларации, а также копии документов, запрошенные в ходе налоговой проверки.

ФНС РФ уточнила: если в уставе организации указано, что она имеет печать, придется по-прежнему ставить ее оттиск на документах (письмо от 5 августа 2015 г. № БС-4-17/13706@).

А в письме от 6 сентября 2016 года № ОА-4-17/16629@ ФНС РФ проинформировала, что налоговые инспекции обязаны принимать документы от обществ с ограниченной ответственностью и акционерных обществ вне зависимости от наличия или отсутствия печати на них.

Таким образом, наличие круглой печати ООО или АО на документах, представляемых в налоговые органы, необязательно.

Обоснованность налоговой выгоды и деловая цель сделки

Речь идет о статье 54.1 «Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов». В соответствии с ее положениями налоговый орган должен доказывать обстоятельства, на которые ссылается он, а налогоплательщику предоставляется шанс опровергнуть доводы.

Статья 54.1 НК РФ исключает оценочный подход к суждениям проверяющих о «налоговом» поведении налогоплательщика. Она дает четкие критерии, когда инспекторы не вправе отказывать в расходах: если фирмы заключали реальные сделки, контрагент выполнил обязательство, а стороны не преследовали цель — обмануть государство и минимизировать налоги.

Необоснованная налоговая выгода поставлена вне закона. Запрещено уменьшать налоговую базу и (или) суммы подлежащего уплате налога путем искажения сведений о фактах хозяйственной жизни, об объектах налогообложения в налоговом и/или бухгалтерском учете.

Если искажений в отчетности нет, должны соблюдаться одновременно два условия (п. 2 ст. 54.1):

  • снижение размера налоговых обязательств не является единственной целью сделки (то есть у сделки есть четкая деловая цель);
  • обязательство по сделке исполнено именно тем лицом, которое заявлено стороной договора, либо лицом, к которому обязательство перешло по закону или договору (например, по договору цессии, в порядке правопреемства и т. п.), а не «неустановленным лицом».

Таким образом, если налоговый орган поставит под сомнение возможность исполнения сделки, например, по доставке конкретного сырья конкретным контрагентом, затраты могут быть исключены при расчете налога на прибыль. Или если инспекторы заподозрили, что основная цель сделки — избежать уплаты налога, а обязательство никто не исполнял. Но теперь все это они должны доказать на проверке. То есть со стороны налоговиков контроль усилится – им придется собирать больше доказательств.

Также предусмотрены обстоятельства, которые сами по себе не могут подтвердить неправоту налогоплательщика (п. 4 ст. 54.1 НК РФ):

  • подписание первичных документов неустановленным или неуполномоченным лицом;
  • нарушение контрагентом налогоплательщика налогового законодательства;
  • возможность получения налогоплательщиком того же результата экономической деятельности при совершении иных не запрещенных законодательством сделок (операций). То есть проверяющие больше не вправе указывать, что сделка оказалась невыгодной, бесполезной, в то время как на рынке были другие поставщики.

Статью 54.1 Налогового кодекса суды уже начали применять в своей практике. Рассмотрим одно из первых конкретных дел, в ходе рассмотрения которого судьи применили новый подход к доказательствам получения необоснованной налоговой выгоды, и налоговая инспекция суд проиграла.

Пример. Как инспекции не удалось доказать необоснованную налоговую выгоду

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23 октября 2017 г. № 17АП-8375/2017-АКпо делу № А50-7683/2017.

Инспекция отказала обществу в вычетах по НДС и доначислила налог, начислила пени за несвоевременное перечисление в налога бюджет, оштрафовала общество за неполную уплату НДС. Общая сумма доначислений и санкций составила почти 20 млн. рублей. Позиция налоговой инспекции привычная: поставщики у общества – фирмы-однодневки, документооборот – формальный, сделки с поставщиками - не реальны, а их цель – получение необоснованной налоговой выгоды.

Общество с решением не согласилось. Его позиция диаметрально противоположная: инспекция необоснованно отказала в налоговых вычетах НДС: сделки были реальными, все документы достоверны и подписаны уполномоченными лицами, имущество оприходовано, условия для вычетов и принятия расходов соблюдены, все поставщики не являются однодневками, должная осмотрительность при выборе контрагентов проявлена.

Суд принял решение в пользу общества, рассуждая таким образом.

Обязанность подтверждать правомерность и обоснованность налоговых вычетов первичной документацией лежит на покупателе, поскольку именно ему предоставлено право использовать вычет сумм налога, начисленных поставщиками. Это однозначный вывод из абзаца 2 пункта 1 статьи 172 НК РФ (Определение КС РФ от 15 февраля 2005 г. № 93-О).

Для налогоплательщиков НДС право на применение налогового вычета возникает при соблюдении следующих условий:

  • товары, работы и услуги должны быть приобретены для осуществления операций, признаваемых объектом налогообложения НДС, и поставлены на учет;
  • имеются счета-фактуры, соответствующие требованиям статьи 169 Налогового кодекса, и первичные документы с выделенной в них отдельной строкой суммой налога и оформленные в соответствии со статьей 9 Федерального закона № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете».

Помимо этих формальных требований, условием законного уменьшения суммы налога к уплате в бюджет является реальность хозяйственных операций (Постановление Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 г. № 53). При проверке обоснованности вычетов необходимо учитывать как достоверность, полноту и непротиворечивость сведений, содержащихся в первичных документах, представленных налогоплательщиком, так и реальность совершения хозяйственных операций.

На нереальность сделки указывают следующие факты:

  • учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или не обусловленные разумными экономическими причинами (целями делового характера);
  • налоговая выгода получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности;
  • доказан факт невозможности реального осуществления хозяйственных операций по времени, месту нахождения имущества или объему необходимых материальных ресурсов;
  • совершены операции с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком;
  • для целей налогообложения учтены только те хозяйственные операции, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды.

Если же факт отсутствия реальности сделки не доказан, в применении налогового вычета по НДС может быть отказано при условии, если будет доказано, что общество действовало без должной осмотрительности и, совершая сделку, оно знало или должно было знать:

  • об указании контрагентом недостоверных сведений или о подложности представленных документов;
  • о том, что в качестве контрагента по договору было указано лицо, не осуществляющее реальной предпринимательской деятельности и не декларирующее свои налоговые обязанности (Постановление Президиума ВАС РФ от 25 мая 2010 г. № 15658/09).

Налогоплательщик в свою защиту вправе приводить доводы, обосновывающие выбор контрагента, то есть оценивать не только условия сделки и их коммерческую привлекательность, но также:

  • деловую репутацию и платежеспособность контрагента;
  • наличие у контрагента необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта.

Налогоплательщик также вправе доказывать, что он не мог знать о том, что сделка заключается от имени неработающей организации, не исполняющей налоговых обязанностей в связи со сделками, оформляемыми от его имени.

Таким образом, применительно к НДС налоговая выгода может быть признана необоснованной либо при доказанности нереальности спорной хозяйственной операции, либо неосмотрительности налогоплательщика в выборе проблемного контрагента.

В данном деле установлено, что между обществом и его поставщиками заключены договоры поставки металлопроката. Инспекция утверждает, что у спорных контрагентов нет трудовых ресурсов, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств. Контрагенты по адресу государственной регистрации не находятся.

Платежи, подтверждающие ведение хозяйственной деятельности (на выплату заработной платы, хозяйственные нужды, за аренду недвижимого имущества, транспорта, за канцелярские принадлежности, коммунальные услуги), не осуществлялись.

Операции по банковским счетам спорных контрагентов и контрагентов последующего звена носят транзитный характер. В перечислении денежных средств участвуют одни и те же поставщики и покупатели. Контрагенты общества имеют признаки анонимных структур (помимо отсутствия ресурсов, налоговая отчетность содержит минимальные показатели, подписана одними и теми же лицами).

Между тем, суд пришел к иным выводам, основывающимся на нормах новой статьи 54.1 НК РФ. Налоговым органом в акте налоговой проверки должны быть отражены все доказательства, свидетельствующие о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Если не установлена подконтрольность спорных контрагентов проверяемому налогоплательщику, нужно исследовать и доказывать недобросовестность действий самого налогоплательщика - его действий по выбору контрагента (по первому звену). В случае реальности хозяйственной операции и отсутствии у налогоплательщика цели неуплаты налога выявленные инспекцией нарушения налогового законодательства у его контрагента не могут рассматриваться в качестве самостоятельного основания для признания налоговой выгоды не обоснованной.

Реальность выполнения хозяйственных операций подтверждается документами (договором, счетами-фактурами, товарными накладными, регистрами бухгалтерского учета), оприходованием спорной продукции.

Счета-фактуры, полученные обществом, оформлены в соответствии с требованиями статьи 169 НК РФ, подписаны в установленном порядке руководителями и уполномоченными лицами, что подтверждено материалами их допросов. В материалы дела обществом были представлены копии документов от поставщиков, подтверждающих приобретение товара, реализованного в дальнейшем в его адрес. Соответствие номенклатуры этих товаров подтверждено аналитической таблицей. Кроме того, эти товары были приобретены у одного из крупнейших поставщиков в регионе.

Товар в адрес общества поставлен. Материалы проверки обратное не доказывают. Факт приобретения обществом товара налоговым органом не опровергнут. Нет также доказательств того, что товар поставлялся иными лицами, а не спорными контрагентами.

Общество проявило необходимую осмотрительность при заключении спорных договоров. До их заключения контрагенты проверены по официальному сайту ФНС. Сведений о сомнительности и о том, что компании имеют признаки «фирм-однодневок» указанный ресурс не содержал. Они не находились в процессе реорганизации или ликвидации, полномочия директоров были подтверждены документально, руководители не числятся в списке дисквалифицированных лиц.

Также общество запросило у контрагентов документы, подтверждающие их правоспособность. Это Устав, свидетельство о государственной регистрации, свидетельство о постановке на учет в налоговый орган. Виды деятельности контрагентов соответствуют предметам заключенных договоров.

Также материалами дела подтверждено, что спорные контрагенты находятся по действительным юридическим адресам, имеют собственные и арендованные основные средства – автомобили и станки с ЧПУ, а также офисные и складские помещения, площадки для хранения ТМЦ. Сдача налоговой отчетности подтверждена справками налоговых инспекций.

Таким образом, выводы инспекции, о том, что спорные контрагенты обладают признаками «анонимной» структуры, опровергаются материалами дела.

Опровергнуты выводы инспекции о том, что у контрагентов отсутствуют операции, свидетельствующие об обычной хозяйственной деятельности, а движение денежных средств по счету носит транзитный характер. Поставщики закупали товар и несли расходы по текущей деятельности: платили за аренду персонала, за аренду помещений, лизинговые платежи, юридические и бухгалтерские услуги, ремонт компьютера, заправку картриджей, приобретение факса, канцтоваров, оргтехники, обслуживание банка, охранные услуги, уборку помещений, транспортные услуги и другие расходы. Из банковских выписок следует, что они платили налоги, страховые взносы, выплачивали заработную плату.

В материалах дела не представлены доказательства согласованности действий общества и его контрагентов, направленных на совершение сделки с целью неуплаты налога, отсутствует доказательства подконтрольности контрагентов, иные факты имитации хозяйственных связей и доказательства аффилированности сторон сделки.

Сделка, заключенная налогоплательщиком со спорными контрагентами, соответствовала его обычной деятельности.

При таких обстоятельствах инспекция проиграла спор.

В связи со вступлением в силу статьи 54.1 Налогового кодекса РФ налоговиками был выпущен целый ряд разъясняющих писем (например, письма ФНС России от 23 марта 2017 г. № ЕД-5-9/547, от 5 июня 2017 г. № ЕД-4-15/10588 и от 28 декабря 2017 года N ЕД-4-2/26807). Акцент в них сделан:

  • во-первых, на разъяснениях порядка и особенностей применения новой нормы на практике;
  • во-вторых, на соотношении новой нормы с положениями Постановления Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 г. № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды».

Здесь имеет смысл остановиться и сформулировать ключевые выводы, на которые указала налоговая служба в своем письме.

Налоговые органы должны исходить из того, что об умышленных действиях налогоплательщика, могут свидетельствовать установленные факты юридической, экономической и иной подконтрольности. О такой подконтрольности говорят, в первую очередь, такие факты как:

  • взаимозависимость спорных контрагентов проверяемому налогоплательщику;
  • обстоятельства, свидетельствующие о согласованности действий участников сделки (сделок);
  • нереальность хозяйственной операции (операций) по поставке товаров (выполнению работ, оказанию услуг).

Характерно, что Постановление Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 г. № 53 было и остается главной «рабочей лошадкой» налоговых органов по доначислению налогов, штрафов и пеней при получении налогоплательщиками, по их мнению, необоснованной налоговой выгоды. И далеко не всегда оправдано. К примеру, в деле № А40-32793/2017 (отправлено Определением ВС РФ от 27 сентября 2018 г. № 305-КГ18-7133 ВС РФ на новое рассмотрение) инспекция не только не смогла привести достаточных доказательств подконтрольности контрагента по сделкам, но и прямо противоречила выводам своих же коллег по цеху из другого налогового органа.

Если инспекторы не могут доказать подконтрольность спорных контрагентов проверяемому налогоплательщику, им придется исследовать и доказывать недобросовестность действий самого налогоплательщика по выбору контрагента, а также обстоятельств, которые бы свидетельствовали о невыполнении соответствующей хозяйственной операции контрагентом налогоплательщика.

Обратите внимание: при отсутствии доказанной подконтрольности контролерам в качестве самостоятельного основания для возложения негативных последствий на налогоплательщика не могут приводиться признаки недобросовестности контрагентов второго и последующих звеньев цепочки. Таким образом, речь в этом случае может идти лишь о первом звене. То есть контрагенте, с которым налогоплательщик непосредственно заключал «подозрительные», с точки зрения налоговых органов, сделки.

Нельзя сказать, что налоговики в данном случае проявляют некую «добрую волю». Скорее, речь идет о том, чтобы привести действия своих территориальных подразделений в соответствие со сложившейся правоприменительной практикой. Ведь тот же Верховный суд неоднократно указывал на эти аспекты: см., например, пункт 31 Обзора судебной практики Верховного суда РФ № 1 (утв. Президиумом ВС РФ 16 февраля 2017 г.), Определения от 29 ноября 2016 г. по делу № 305-КГ16-10399 и от 6 февраля 2017 г. № 305-КГ16-14921 по делу № А40-120736/2015.

Имейте в виду: установление факта подписания документов от имени контрагентов лицами, отрицающими их подписание или даже наличие у них полномочий руководителя, не является безусловным и достаточным основанием для вывода о непроявлении должной осмотрительности. Соответственно он не может рассматриваться как основание для признания налоговой выгоды необоснованной.

При оценке действий проверяемого лица налоговые органы будут проверять:

  • обоснованность выбора контрагента;
  • отличался ли выбор контрагента от условий делового оборота или установленной самим налогоплательщиком практики осуществления выбора контрагентов;
  • условия сделки и их коммерческую привлекательность;
  • деловую репутацию и платежеспособность контрагента;
  • риск неисполнения обязательств;
  • наличие у контрагента необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта;
  • частоту неисполнения контрагентами налогоплательщика своих налоговых обязательств.

Помимо этого, налоговые органы обязательно обратят внимание на отсутствие личных контактов руководства контрагентов, сведений о фактическом местонахождении контрагента, его складов, торговых и производственных площадей, информации о способе получения сведений о контрагенте.

Соответственно, при проверке должной осмотрительности у налогоплательщика наверняка запросят такие документы о подтверждении источника информации о контрагенте (например, реклама, сайт, рекомендации партнеров, предложения о сотрудничестве), результаты мониторинга рынка, деловую переписку.

Случается даже, что налоговые требуют документально обосновать выбор заинтересовавшего его контрагента со ссылками на локальную нормативную базу организации.

Когда аннулируют декларацию

Тем не менее, налоговики продолжают "уточнять" положения статьи 54.1 НК РФ. Так, появилось письмо ФНС России от 10 июля 2018 г. № ЕД-4-15/13247 о том, как инспекции будут аннулировать декларации компаний, если они будут подписаны неуполномоченными лицами.

В письме приведен ряд признаков, которые могут свидетельствовать о том, что налогоплательщик не ведет финансово-хозяйственную деятельность.

К таким признакам ФНС отнесла:

  • подача «уточненок» с ошибочными порядковыми номерами корректировок;
  • неоднократный отказ и неявка руководителей и ИП на допрос в инспекцию;
  • присутствие на допросе адвокатов;
  • ответственные за заполнение деклараций лица проживают не по месту регистрации;
  • нулевые отчеты в течение нескольких налоговых периодов;
  • равенство сумм доходов и расходов в декларациях;
  • сумма налоговых вычетов в декларации по НДС более 98 процентов;
  • отсутствие компании по юридическому адресу;
  • отсутствие договоров аренды помещения;
  • изменение места постановки на налоговый учет;
  • отсутствие расчетных счетов в течение 3 месяцев с момента регистрации;
  • наличие более чем 10 расчетных счетов;
  • транзитный характер движения денег по счетам.

В случае обнаружения указанных признаков ФНС рекомендовала инспекциям заблаговременно, то есть до наступления срока отчета, проводить контрольные мероприятия по сбору необходимых доказательств:

  • вызывать на допрос руководителей и ИП с целью установления их причастности к деятельности компании;
  • осматривать помещения на предмет соответствия записям в ЕГРЮЛ. Для регистрации вышеназванных сведений организован специальный ресурс «Допросы и осмотры»;
  • запрашивать у банков информацию о полномочиях лиц, указанных в карточке с образцами подписей;
  • проверять в удостоверяющих центрах полномочия лиц - владельцев сертификатов ключей электронных подписей;
  • истребовать документы и проводить их экспертизу.

Если в результате профилактических мер будут обнаружены нарушения, то ИФНС вправе аннулировать декларации по НДС и налогу на прибыль. Налогоплательщика должны предупредить об этом в течение 5 рабочих дней.

Совместные проверки с Рострудом

На основании соглашения об информационном взаимодействии от 25 ноября 2016 г. № ММВ-23-2/24@ ФНС РФ и Роструд проводят совместные проверки. Ведомства договорились о совместных действиях по контролю за хозяйствующими субъектами, которые не перечисляют налоги и страховые взносы. Подобные нарушения бывают, когда с работником заключен гражданско-правовой договор, фактически являющийся трудовым, или работник получает деньги за работу без оформления гражданско-правовых или трудовых договоров вообще. В первом случае работодатель «экономит» на страховых взносах в ФСС, фактически – он их просто не уплачивает. Во втором случае, как правило, не уплачиваются ни страховые взносы, ни НДФЛ.

Роструд, проведя свою проверку и выявив указанные нарушения, будет передавать в территориальные отделения ФНС России информацию и материалы проверок. Налоговая служба затем проинформирует Роструд о результатах проведенных контрольных мероприятий.

Начиная с периода 2017 г. по правилам налоговых проверок налоговики будут проверять правильность расчета и уплаты страховых взносов. Инспекторы смогут доначислять взносы, если отчисления по ним не будут соответствовать данным по НДФЛ. Компании, у которых будут выявлены значительные расхождения по базам для НДФЛ и страховых взносов, проверят в первую очередь. Специалисты ФСС России будут выходить на выездные проверки вместе с налоговиками. Они будут проверять выплату пособий по временной нетрудоспособности, в то время как налоговики будут проверять уплату страховых взносов.

Взаимодействие со Следственным комитетом

Указом Президента РФ от 27 сентября 2010 года № 1182 Следственному комитету РФ переданы полномочия по расследованию налоговых преступлений. Взаимодействие СК и ФНС РФ на стадии обнаружения признаков налоговых преступлений строится на основании пункта 2 статьи 36 НК РФ и также Соглашения о взаимодействии между СК и ФНС РФ от 13 февраля 2012 года № 101-162-12/ММВ-27-2/3.

ФНС и Следственный комитет РФ разработали методические рекомендации налоговым и следственным органам, как выявлять и доказывать умысел налогоплательщиков в налоговых правонарушениях и опубликовали их Письмом ФНС России от 13 июля 2017 года № ЕД-4-2/13650@. Наличие умысла при неуплате налогов позволяет применить к нарушителю максимальный штраф по статье 122 НК РФ, а также может стать основанием для возбуждения уголовного дела.

Если умысел в действиях должностных лиц налогоплательщика, направленном на неуплату налогов (сборов), будет доказан, то наказание за это будет суровее. Штраф за умышленную неуплату налогов в два раза выше, чем за неумышленную. Он составляет 40% от суммы недоплаты (п. 3 ст. 122 НК РФ).

Кроме того, установление в ходе проверки и отражение налоговыми органами в материалах налогового контроля доказательств совершения умышленной неуплаты или неполной уплаты сумм налога (сбора) влечет не только увеличение размера штрафа, но и «помогает» следственным органам возбуждать уголовные дела (подп. 2 п. 4 Протокола № 1 к Соглашению).

При подготовке документа его авторы проанализировали множество материалов налоговых проверок и судебных решений.

Схемы

На конкретных примерах рассмотрены все известные и малоизвестные, недавно выявленные схемы уклонения от уплаты налогов. Это и дробление бизнеса, и посреднические схемы, и офшоры, и привлечение подрядчиков-льготников, например, организаций инвалидов или резидентов ОЭЗ. Все они так или иначе связаны с фирмами-однодневками, и если проверяющим удастся доказать использование однодневок, то это однозначно и безоговорочно станет доказательством их умысла.

Главным признаком использования однодневок является имитация реальной деятельности и построение искаженных, искусственных договорных отношений.

В письме от 11 августа 2017 года № СА-4-7/15895@ ФНС России обобщила признаки, по которым будут доказывать дробление бизнеса в целях ухода от налогов. Тем не менее, ФНС признала, что исчерпывающего перечня признаков, свидетельствующих о формальном разделении бизнеса, нет. В каждом конкретном случае, выявляя недобросовестность налогоплательщика, проверяющие должны рассматривать всю совокупность обстоятельств. А насторожить их должно:

  • дробление одного производственного процесса между несколькими «спецрежимниками», применяющими ЕНВД или УСН, тогда как основной участник реальной деятельности платил бы НДС, налог на прибыль и налог на имущество;
  • уменьшение или не изменение налоговых обязательств при расширении хозяйственной деятельности;
  • участники «схемы» несут расходы друг за друга;
  • увеличение численности персонала непосредственно перед расширением производственных мощностей в течение небольшого промежутка времени;
  • формальное перераспределение между участниками «схемы» персонала без изменения их должностных обязанностей;
  • общие для всех участников «схемы» поставщики и покупатели;
  • единственным поставщиком или покупателем для одного участника «схемы» является другой участник;
  • фактическое управление деятельностью участников одними лицами;
  • распределение поставщиков и покупателей, исходя из применяемой ими системы налогообложения.

Улики и доказательства

Доказательствами умысла будут как прямые улики (наличие «черной бухгалтерии», обнаружение печатей и документации фирм-однодневок, факты обналичивания денежных средств вместе с установленными фактами их расходования и др.), так и косвенные (запутанный характер действий, нетипичный для обычной деятельности, отсутствие возможностей реальных сделок, транзитный характер расчетов).

Доказывать будут путем выявления несоответствий как во внутренних документах фирмы, так и сопоставления их с документами контрагентов, активно используя почерковедческую экспертизу.

Наконец, в документе есть перечни вопросов, которые налоговики будут задавать руководителю (38 вопросов) и сотрудникам (42 вопроса). Многие вопросы в обоих перечнях дублируются. Это может помочь при сопоставлении ответов выявлять противоречия и проводить повторные опросы.

К прямым доказательствам умысла относятся показания свидетелей, наличие изъятых документов, раскрывающих фактические намерения лица и их реализацию (записи, документы и (или) файлы «черной бухгалтерии»), видео- и аудиозаписи, результаты прослушивания телефонных и иных переговоров.

Будут также отслеживать действия налогоплательщика и документировать их. Так, попытки уничтожить подлинники документов, их сокрытие, исправление или замена являются свидетельствами о поведении, имеющем доказательственное значение.

Отмечено, что наличие внешнего источника может существенно оптимизировать и ускорить работу налогового органа.

С этой целью нужен анализ сведений, имеющихся в информационных ресурсах (ЕГРЮЛ, ЕГРН, Налоговая отчетность, Банковские счета и др.), а также в ЕГРП, ГИБДД, Гостехнадзоре, ГИМС, Роспатенте и иных регистрирующих органах, Центральным банке и Росфинмониторинге.

«Помогут» также лица из числа бывших сотрудников, что, как сказано в документе, снижает риск дачи ими неправдивых показаний налоговому органу.

Неналоговые проверки

Налоговые инспекции проводят также неналоговые проверки. Инспекторы проверяют не связанные с налогами вопросы, например, применение контрольно-кассовой техники и ведение кассовых операций – на основании информации, полученной от банка.

Далее читайте о том, какими бывают налоговые и неналоговые проверки и как они проходят.



Полная версия этой статьи доступна только платным пользователям бератора

Чтобы получить доступ, просто оформите заказ на бератор:

  • Мы откроем вам доступ сразу после оплаты
  • Вы получите бератор по очень выгодной цене
  • Все новые возможности бератора вы будете получать бесплатно!

Если у вас уже есть доступ, войдите в личный кабинет



Следующая страница >
Простой юридический
вопрос ставит в тупик?
Найти ответ в бераторе!