.

Найти через поисковый регистр

^ Наверх

Зарплатные налоги

Последний раз обновлено:

Возврат переплаты НДФЛ

По результатам выездной проверки акционерного общества налоговая инспекция выявила переплату по НДФЛ. Она образовалась из-за того, что налог был излишне перечислен из средств общества. Организация обратилась в инспекцию с заявлением о зачете либо возврате данной суммы, но получила отказ со ссылкой на пропуск трехлетнего срока.

Доводы налоговиков не устроили организацию. Компания обратилась в суд с заявлением, в котором потребовала признать незаконными действия налоговой инспекции по отказу в возврате уплаченного НДФЛ. Общество также потребовало обязать инспекцию вернуть переплату по налогу.

Суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили иск компании. Они исходили из того, что организация не пропустила срок давности обращения в инспекцию и суд с требованием о возврате спорных сумм. Арбитры учли позицию Конституционного Суда РФ, изложенную в Определении от 21 июня 2001 года № 173-О, из которой следует: требование о возврате излишне уплаченной суммы налога может быть подано в суд в течение трех лет с момента, когда налогоплательщик узнал или должен был узнать о возникновении переплаты.

Исходя из особенностей данной ситуации, суды посчитали, что узнать о переплате организация могла только после вручения акта проверки. В то же время суды учли, в частности, что инспекция не уведомляла компанию о переплате (постановление АС Северо-Кавказского округа от 6 мая 2015 г. по делу № А32-43484/2013).

Зарплата в конвертах

При проведении выездной проверки налоговая инспекция обнаружила, что ООО «Частное охранное предприятие "Астра"» (далее – ООО «ЧОП "Астра"») выплачивает заработную плату своим сотрудникам в конвертах и не уплачивает с этих сумм налог на доходы физических лиц. К такому выводу ИФНС пришла на основе свидетельских показаний бывших сотрудников организации. Они подтвердили, что часть зарплаты выдавалась им неофициально. Инспекция привлекла фирму к налоговой ответственности и доначислила ей НДФЛ.

Не придя к общему решению с инспекцией, организация обратилась в суд.

Исследовав материалы дела, арбитры встали на сторону ИФНС. Суд установил, что сотрудники ставили свои подписи в трех ведомостях. При этом сначала они ставили подпись о получении фактической зарплаты, а потом – в ведомости с указанием зарплаты по условиям трудового договора. Кроме того, официально выдавался только аванс, а остальная часть заработной платы – «в конвертах».

Таким образом, вывод налоговой инспекции о том, что организация, выдавая зарплату своим сотрудникам, скрыла ее часть от налогообложения, верен (постановление ФАС Уральского округа от 13 июня 2007 г. № Ф09-4306/07-С2).

При проведении выездной проверки налоговая инспекция обнаружила, что ООО «Сибирская фанера» начисляет заработную плату наемным сотрудникам в меньшем размере, чем фактически выплачивает.

К такому выводу ИФНС пришла, опросив этих сотрудников. Они подтвердили, что часть зарплаты выдавалась им неофициально. Инспекция привлекла организацию к налоговой ответственности и доначислила ей единый социальный налог и пени по нему.

Арбитры налоговую инспекцию не поддержали. Как видно из материалов выездной проверки, инспекция, привлекая ООО «Сибирская фанера» к налоговой ответственности, не нашла этому документального подтверждения, а основывалась только на показаниях наемных сотрудников.

При рассмотрении дела суд установил, что в протоколах допроса сотрудники указали лишь приблизительные суммы полученной ими заработной платы.

На этом основании суд посчитал, что для привлечения организации к налоговой ответственности недостаточно только свидетельских показаний.

Таким образом, по мнению арбитров, налоговая инспекция не доказала, что ООО «Сибирская фанера» выплачивала наемным сотрудникам неучтенную заработную плату (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 11 марта 2008 г. № Ф04-1546/2008(1782-А67-25)).

Обязанности налогового агента

Индивидуальный предприниматель Почекутов Николай Владимирович (далее – ИП Почекутов) заключил с другими предпринимателями гражданско-правовые договоры, по которым они за плату должны были оказывать услуги операторов АЗС.

Проведя выездную налоговую проверку, инспекция пришла к выводу, что были заключены не гражданско-правовые, а трудовые договоры. Так как по заключенным договорам он выплачивает предпринимателям доходы, то у него, как у налогового агента, возникает обязанность по удержанию и перечислению налога на доходы физических лиц. На этом основании ИФНС привлекла ИП Почекутова к налоговой ответственности и предложила ему уплатить НДФЛ. При этом инспекция посчитала, что налог должен быть взыскан с ИП Почекутова за счет принадлежащих ему денежных средств или иного имущества.

ИП Почекутов довел дело до суда.

Арбитры поддержали налоговую инспекцию. Рассмотрев материалы дела, они установили следующее. По условиям договора предприниматели выполняли работы в качестве операторов АЗС на определенном рабочем месте, подчинялись внутреннему трудовому распорядку, соблюдали трудовую дисциплину и несли полную материальную ответственность. В свою очередь, ИП Почекутов предоставлял им работу в качестве операторов АЗС, занимался оборудованием рабочих мест, обеспечивал их спецодеждой и периодически выплачивал им вознаграждение в установленном размере. Также суд установил, что предприниматели работали на АЗС, которую арендовал ИП Почекутов, и использовали принадлежащую ему же контрольно-кассовую технику. Из всего этого следует, что в действиях предпринимателей отсутствует самостоятельность, и с ними действительно были заключены не гражданско-правовые, а трудовые договоры.

При этом суд посчитал, что налог на доходы физических лиц не может быть взыскан за счет собственных средств ИП Почекутова. Подпункт 4 пункта 1 статьи 228 Налогового кодекса указывает, что обязанность по исчислению и уплате налога в случае, если он не был удержан налоговым агентом, возлагается на самих налогоплательщиков. Из чего следует, что требование по уплате НДФЛ нужно предъявлять предпринимателям, а не ИП Почекутову (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 21 апреля 2008 г. № А33-10850/07-Ф02-1418/08, А33-10850/07-Ф02-1421/08).

Замена трудовых договоров договорами ГПХ

Верховный суд РФ признал, что заключение договоров с предпринимателями на УСН свидетельствует о фактическом заключении трудовых договоров с целью уклонения от уплаты налогов (определение от 27 февраля 2017 г. № 302-КГ17-382).

Суть судебного разбирательства такова.

ООО, занимающееся обработкой отходов и лома цветных и черных металлов, имело в штате одного сотрудника – директора. В проверяемом периоде общество заключало договоры на оказание услуг по переработке металлолома, ведению бухучета, кассовых операций и логистике с ИП, применяющими УСН.

ИФНС провела выездную проверку ООО и сочла, что гражданско-правовые договоры с предпринимателями, по сути, являлись трудовыми. Свои выводы налоговики сделали на основании следующих доказательств.

Во-первых, договорами было предусмотрено систематическое исполнение услуг и регулярная оплата этих услуг первого числа следующего месяца.

Во-вторых, все договоры с ИП заключались на календарный год или до окончания календарного года. По окончании календарного года все договоры перезаключались на следующий год.

В-третьих, договоры возмездного оказания услуг с привлекаемыми гражданами заключались с условием их регистрации в качестве ИП. При расторжении договора ИП снимались с регистрационного учета.

В-четвертых, все ИП применяли УСН с объектом налогообложения «доходы». При этом декларации по единому налогу за всех ИП подписывал и представлял в налоговую инспекцию законный представитель организации.

В-пятых, предприниматели оказывали услуги ежедневно в течение полного рабочего дня в соответствии с графиком приема металлолома и имели перерыв на обед. Иначе говоря, они работали в соответствии с графиком работы организации.

По мнению ИФНС, все это свидетельствует о том, что ИП фактически являлись работниками предприятия. А поэтому компания должна была удерживать и перечислять НДФЛ с их заработка. НДФЛ перечислен не был, поэтому налоговики оштрафовали общество, начислили пени по НДФЛ, а также доначислили неудержанный налог.

Суды всех инстанций, включая Верховный суд, встали на сторону проверяющих. Как пояснили судьи, есть признаки, позволяющие отличить трудовой договор от гражданско-правового. Например, выполнение работы по трудовому договору предполагает включение работника в производственную деятельность организации. Кроме того, согласно трудовому договору работник должен подчиняться внутреннему трудовому распорядку, выполнять работу определенного рода, а не разовое задание заказчика.

В оспариваемой ситуации ИП фактически работали в качестве наемных работников организации. В действительности между ООО и его контрагентами сложились трудовые отношения. Поэтому, вывод инспекции о том, что гражданско-правовые договоры с ИП заключались ради уклонения от уплаты НДФЛ и получения необоснованной налоговой выгоды, правомерен.



Полная версия этой статьи доступна только платным пользователям бератора

Чтобы получить доступ, просто оформите заказ на бератор:

  • Мы откроем вам доступ сразу после оплаты
  • Вы получите бератор по очень выгодной цене
  • Все новые возможности бератора вы будете получать бесплатно!

Если у вас уже есть доступ, войдите в личный кабинет



< Предыдущая страница Следующая страница >
 Закажите бератор сейчас
и получите отличный подарок
Заказать бератор